1736

Наталья Литвиненко. Страна умных вопросов

01.03.2017 Крыніца: Фото Юлии Мацкевич

— Почему вы не любите Карлсона?
— Любим, почему нет? Просто он не швед. Он белорус или русский, но точно не швед. Шведский мальчик так не поступает.

И все же Швеция — удивительная страна. Например, в этом скандинавском государстве могут поднять корабль, пролежавший на дне гавани 333 года, сушить его 15 лет и сохранить при этом 98 % оригинальных частей. А затем построить вокруг него музей.

Кажется, только шведы предоставляют информацию по запросу любого лица (и даже анонима). Этим, кстати, активно пользуется жители других европейских стран, где нет такой прозрачности, если те ли иные данные могут быть доступны или содержаться в рамках двусторонних договоренностей.

Конечно, не без исключений. Информация может находиться под условным «грифом секретности». Но даже в таком случае можно оспорить присвоение статуса или получить информацию частично. Черные полосы скроют все секретное.

В Швеции переводят сотрудников в Австралию, потому что три человека там стоят как два «ночных» работника дома. При этом, правда, признаются, что подсмотрели этот ход у датчан. После такого хочется срочно выучить шведский и устроится в местное информагентство «ТТ».

Новости в этой стране пишут роботы (хотя тут скорее особенности перевода, думаю, что речь все же шла о компьютерных программах). Тексты, которые не требуют проявления творчества как, например, материалы после спортивного матча создают именно такие алгоритмы. Правда, не без казусов. Так, техническое поражение в «руках» умелого алгоритма может стать разгромом на площадке. Но несмотря на это, скандинавы считают, что журналисты должны творить красоту, а не писать “технические” тексты.

Один миллион шведов слушает Шведское радио. На минуточку, это десятая часть страны. Кто еще думал, что радио слушают только таксисты? Но когда на радио есть целый отдел драмы с аудиоспектаклями (не таких как у нас, где это больше было похоже на плохую аудиокнигу),то такое радио, как минимум, интересно включить. Кстати, есть в шведском репертуаре и постановка «Время second-hand», авторства нобелевской лауреатки Светланы Алексеевич.

В офисе для этого есть несколько студий, в которых вы можете записать скрип паркета, открытие дверей, звук шагов по лесной дорожки. Реквизита там “просто завались”.

Со слов драматурга, продюсера и основателя белорусского отделения на Шведском радио (которое, к сожалению, со временем закрылось) Дмитрия Плакса, когда-то здесь была своя поликлиника для сотрудников и массажист, а за кофе следовало платить (на самом деле там стояла “баночка” и табличка с просьбой об оплате, но шведы исправно платили даже в такой добровольной форме). Теперь таких услуг нет, но зато кофе бесплатный.

Шведы заботятся о своих сотрудниках. Они не экономят на технике и на мебели. Например, во всех редакциях мы видели столы с регулируемой высотой. Устал работать сидя — поработай стоя. Кстати, гугл подсказал, что ориентировочная стоимость таких столов 400 евро. Стулья же с подголовником, что куда удобнее наших традиционных офисных табуреток.

Кажется, только в Швеции могут повесить GoPro на корову, которая после долгой зимы в стойле очень рада встрече с травой и свежим воздухом.

Заканчивая рассказ про медиа, нельзя не сказать, что там, как в Беларуси, есть коммерческие медиа, а есть те, которые существуют за так называемые лицензионные платежи. Деньги поступают в специальный фонд, который сам принимает решения о распределении. Поэтому радио, телеканалы и газеты, существующие за эти деньги, никогда не знают свой бюджет на следующий год заранее. Плательщики же могут наслаждаться медиа без рекламы (в том числе и социальной).

Коммерческие медиа зарабатывают на свое существование. И здесь речь не только о рекламе. А о качестве вещания, проектах и даже использованном языке. Конкуренция стимулируют их быть быстрее, искать новые идеи для продвижения своего канала.  Интересно, что бы стало с белорусскими государственными медиа, если бы их поставили в такие условия? Вопрос, конечно, риторический.

Завершая, упомянем, что шведы любят фразу “глупых вопросов не бывает, бывают глупые ответы”. Но, возможно, ее очень любит наш переводчик. И все же удивительно, что Карлсону шведы предпочитают Пеппи.

 

«Мы зарабатываем, чтобы делать газету, а не наоборот» (+ ТЕСТ)

Barometern: как выживает припеваючи региональная газета в Швеции

Дзмітрый Плакс: На шведскім радыё кожны дзень “забіваюць” дзясяткі людзей (+ФОТА)

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!