152 0

Международные стандарты, конституционные и законодательные основы права журналиста на информацию (на примере Беларуси и Кыргызстана)

14.05.2018 Крыніца: Александр Жук для baj.by Сюжэт: Заканадаўства ў галіне СМІ

Специфика деятельности средств массовой информации (свобода массовой информации, запрет цензуры и вмешательства в профессиональную деятельность журналиста, обязанность предоставлять информацию журналисту и т. д.) позволяет СМИ быть посредниками между гражданами, государственными органами и организациями, органами местного самоуправления, коммерческими и некоммерческими организациями в вопросе получения информации.

В Резолюции 1003 (1993) «О журналистской этике» ПАСЕ от 01.07.1993 указано, что право на информацию является фундаментальным правом, которому уделяется большое внимание в прецедентном праве Европейской комиссии и Суда по правам человека в связи со ст. 10 Европейской конвенции по правам человека от 04.11.1950 (далее — ЕКПЧ) и которое признано всеми демократическими конституциями.

Власть не должна считать себя собственником информации. Представительность полномочий власти создает правовую базу для усилий по обеспечению и расширению плюрализма в СМИ, созданию необходимых условий для осуществления свободы самовыражения и права на получение информации.

В Декларации о свободе выражения мнения и информации, принятой Кабинетом Министров Совета Европы 29.04.1982, указано, что государства-члены Совета Европы:

  • считают, что свобода информации необходима для общественного, экономического, культурного и политического развития каждого человеческого существа и представляет собой условие для гармоничного развития социальных и культурных групп, наций и международного сообщества;

  • заявляют, что они стремятся достичь охраны права каждого, независимо от границ, на поиск и получение информации, каким бы ни был ее источник, а, равно как, и на ее распространение согласно условиям, закрепленным в ст. 10 ЕКПЧ.

Декларация об основных принципах, касающихся вклада СМИ в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма и апартеида и подстрекательства к войне от 28.11.1978 указывает, что «доступ общественности к информации должен гарантироваться разнообразием доступных ей источников и средств информации, позволяя, таким образом, каждому убедиться в достоверности фактов и объективно оценить события.

В этих целях журналисты должны обладать свободой передачи сообщений и, возможно, максимально полными средствами доступа к информации. Равным образом важно, чтобы СМИ отвечали озабоченности народов и отдельных лиц, способствуя тем самым участию общественности в выработке информации» (ч. 2 ст. 2).

Резолюция 59 (I), принятая на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН 14.12.1946, провозгласила значимость свободы информации: «Свобода информации является основным правом человека … и краеугольным камнем всех свобод, осуществлению которых посвящена работа Организации Объединенных Наций. Свобода информации подразумевает право повсеместно и беспрепятственно собирать, передавать и опубликовывать информационные сведения. Вследствие этого она является основной предпосылкой для всякой серьезной попытки способствовать достижению мира и мировому прогрессу».

Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 в ст. 19 впервые провозгласила свободу информации: право на информацию включает в себя свободу искать, получать и распространять информацию любыми средствами и независимо от государственных границ и рассматривается как часть права на свободу убеждений и на свободное их выражение.

Аналогичное право закреплено в п. 2 ст. 19 Международном пакте о гражданских и политических правах от 16.12.1966, который содержит схожую формулировку, однако более детально раскрывает содержание свободы информации: каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами.

Пределы допустимых ограничений пользования правом на информацию установлены в п. 3 ст. 19 Пакта: они должны быть предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе для уважения прав и репутации других лиц, для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Наиболее полно такие ограничения разъясняются в практике Европейского Суда по правам человека при анализе допустимых ограничений в рамках ч. 2 ст. 10 ЕКПЧ, текст которой гласит: «Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

Это означает, что любые ограничения должны быть четкими, ясными, не допускающими двоякого толкования, преследовать законную цель, быть соразмерными и пропорциональными преследуемой цели. Поэтому расплывчатые или нечетко сформулированные ограничения, открывающие возможность для нечеткого толкования или произвольного применения, несовместимы с правом на свободу выражения мнения, как оно понимается в международном праве.

В приведенной выше Совместной декларации об универсальности и праве на свободу выражения мнения по этому поводу даются следующие рекомендации:

«(c). Государства не должны налагать ограничения на свободу выражения мнения, если они выходят за рамки минимального теста для таких ограничений согласно международному праву, то есть – не соответствуют стандартам законности (предусмотрены законом), не служат одной из целей, признанных в Международном пакте о гражданских и политических правах, и не являются необходимыми и пропорциональными.

(d). Государства имеют определенную ограниченную свободу усмотрения в рамках международного права в отношении ограничений свободы выражения мнения, чтобы защитить законные интересы в соответствии с указанными выше стандартами, а также собственные традиции, культуру и ценности»[1].

Подписавшие Совместную Декларацию уполномоченные представители международных организаций, также выразили обеспокоенность, что государства предпринимают «многочисленные попытки оправдать нарушения свободы выражения мнения, зачастую исключительно в политических целях, ссылкой на некие культурные, исторические или общинные ценности, моральные или религиозные верования, или на утверждения об угрозе национальной безопасности или общественному порядку».

 

Особое значение для Республики Беларусь и Кыргызской Республики имеет и Заключительный акт Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, принятый 01.08.1975. Его подписание ознаменовало создание Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

В Заключительном Акте Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе государства-участники заявили, что «будут …поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод, которые все вытекают из достоинства, присущего человеческой личности, и являются существенными для ее свободного и полного развития». В этом же документе государства-участники решили «действовать в соответствии с целями и принципами […] Всеобщей декларации прав человека», согласились признать «важность распространения информации из других государств-участников», «сделать своей целью содействие более свободному и широкому распространению информации всех видов» и «поощрять сотрудничество в сфере информации и обмена информацией с другими странами». Они взяли на себя отдельные обязательства в информационной сфере, заявив о намерениях «улучшить распространение, доступ и обмен информацией» с целью «облегчать более свободное и широкое распространение всех форм информации, поощрять сотрудничество в области информации и обмен информацией с другими странами и улучшать условия, в которых журналисты из одного государства-участника осуществляют свою профессиональную деятельность в другом государстве-участнике».

Свобода выражения мнения и свободный обмен информацией гарантируется и документами ОБСЕ.

К ним относятся, помимо упомянутого выше Заключительного акта Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, также Заключительный документ копенгагенского совещания Конференции ОБСЕ по человеческому измерению 1990 г., Заключительный документ встречи на высшем уровне в рамках ОБСЕ в Будапеште 1994 г., Хартия европейской безопасности ОБСЕ, принятая во время встречи на высшем уровне в рамках ОБСЕ в Стамбуле 1999 г.

В частности, в п.26 Хартии европейской безопасности ОБСЕ, указано: «Мы [государства-участники] вновь подтверждаем значение независимых средств массовой информации и свободного потока информации, а также доступа общественности к информации. Мы обязуемся принять все необходимые меры для обеспечения основных условий для функционирования свободных и независимых СМИ и беспрепятственного трансграничного и внутригосударственного потока информации, который мы рассматриваем как существенную составляющую любого демократического, свободного и открытого общества».

 

Важным источником международных стандартов права на информацию являются и Заявления специальных докладчиков и представителей международных организаций (ООН, ОБСЕ, Организации американских государств (ОАГ), Африканской комиссии по правам человека и народов (АКПЧН) по вопросам свободы слова, свободного доступа к информации и плюрализма медиа.

Среди них можно выделить Совместную декларацию об универсальности и праве на свободу выражения мнения, принятую 06.05.2014 Специальным докладчиком ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, Представителем ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации, Специальным докладчиком Организации американских государств (ОАГ) по вопросам свободы выражения мнения и Специальным докладчиком Африканской комиссии по правам человека и народов (АКПЧН) по вопросам свободы выражения мнения и свободного доступа к информации.

Обращая внимание на значимость свободы выражения мнения, в Совместной декларации государствам дается рекомендация в области обеспечения доступа к средствам массовой информации и распространения через СМИ информации, отражающей интересы самых разных людей и групп, обеспечивающих плюрализм мнений. В Декларации, в частности, говорится о необходимости принятия мер в области:

- «оказания поддержки, будь то финансовой или нормативного характера, редакциям средств массовой информации или создателям медиа-контента, например, в некоторых форматах или на определенных языках, которые служат потребностям разных людей и групп реализовать свободу информации и слова.

- «создания целостной нормативно-правовой базы, которая способствует правам различных лиц и групп на доступ и использование СМИ и цифровых технологий для распространения собственного контента, а также для получения интересующего их контента, произведенного другими».

Все это ещё раз подтверждает значимость плюрализма мнений и разнообразия СМИ в демократическом обществе, реальное обеспечение возможности доступа к самому разнообразному спектру СМИ, выражающих различные взгляды, возможность работы медийным компаниям различных форм собственности, распространяющих информацию различными способами - будь то печатные СМИ, вещательные компании или Интернет-СМИ.

Плюрализм СМИ и плюрализм мнений являются неотъемлемой частью гарантии реализации права на свободу выражения мнения и свободу распространения информации, раскрывает многогранность общества и способствует не только свободному обмену информацией, но и развитию медиабизнеса, как части национальной экономики. Гарантии свободы массовой информации состоят также и в плюрализме собственности на СМИ, недопустимости их монополизации в руках государства или нескольких частных лиц. Плюрализм является необходимым фактором идеологического и политического многообразия распространяемой массовой информации.

Исходя из вышеизложенного, не вызывает сомнения необходимость соблюдения Беларусью и Кыргызстаном в своей законотворческой и правоприменительной деятельности принятых на себя международных обязательств в области свободы слова и обеспечения свободы распространения информации.

 

ЕКПЧ и Хартия основных прав Европейского Союза от 07.12.2000 также предусматривают право на свободное получение и распространение информации.

ЕКПЧ, так же как и Пакт, относит право на получение информации к охраняемым правам. В соответствии с п. 1 ст. 10 ЕКПЧ «каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию, идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий».

В практике Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) особое внимание уделяется сбалансированности интересов при реализации и защите права на информацию.

Право общества на информацию должно быть защищено как право потенциального получателя информации. ЕСПЧ определил, что «свобода информации запрещает вмешательство государства в получение информации и свободу доступа к информации» (Guerra and Others v. Italy, Application no: 116/1996/735/932, 19 February 1998; Leander v. Sweden, Application no: 9248/81, 26 March 1987).

По мнению ЕСПЧ, СМИ выступают в качестве общественного наблюдателя (public watchdog). Общество имеет право на получение информации в различных областях, которые интересны людям, в том числе по политическим вопросам, и СМИ имеют право распространять эту информацию. Члены общества обладают также правом получать информацию о различных позициях и идеях, даже если они противоречат общим правилам. В соответствии с практикой ЕСПЧ вмешательство государства в сферу деятельности СМИ и свободы информации исключается.

 

Статья 11 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26.05.1995 предусматривает, что право человека на свободное выражение своего мнения включает свободу получать и распространять информацию и идеи любым законным способом без вмешательства со стороны государственных властей и независимо от государственных границ.

Пользование этим правом может быть сопряжено с формальностями, условиями и ограничениями, предусмотренными законом, и необходимыми в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка или защиты прав и свобод других лиц.

Пределы ограничения права на информацию в Конвенции СНГ менее широкие, чем в Пакте, поскольку не содержат таких интересов, как здоровье и нравственность.

 

Согласно п. 2 ст. 14 Договора о создании Союзного государства от 08.12.1999 в Союзном государстве признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Однако ни в СНГ, ни в Союзном государстве, в отличие от ООН и ЕС, не действует специальный орган для наблюдения за надлежащим исполнением Конвенции. При этом, создание Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств (КПЧ СНГ) предусмотрено ст. 34 Конвенции СНГ. Только принято, но не реализуется Положение о Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств (Минск, 24.09.1993).

Статьей 16 Договора о создании Союзного государства в целях содействия реализации и защите основных прав и свобод граждан Союзного государства также объявлено об учреждении Комиссии по правам человека. Компетенцию, условия формирования и порядок деятельности Комиссии предписано определить в соответствующем Положении, утверждаемым Высшим Государственным Советом. До настоящего времени такое Положение не принято и не ратифицировано.

 

Статья 34 Конституции Республики Беларусь гарантирует право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав.

Согласно чт. 51 Конституции Республики Беларусь каждый имеет право на участие в культурной жизни. Это право обеспечивается общедоступностью ценностей отечественной и мировой культуры, в том числе, и доступностью информации о данных ценностях.

В Республике Беларусь гарантируется свобода художественного, научного, технического творчества и преподавания.

 

Одними из основополагающих принципов государственной власти в Кыргызстане согласно ст. 3 Конституции Кыргызской Республики являются открытость и ответственность государственных органов, органов местного самоуправления перед народом.

Статья 31 Конституции Кыргызской Республики гарантирует каждому право на свободу выражения своего мнения, свободу слова и печати, устанавливает запрет на принуждение к выражению своего мнения или отказу от него.

Статья 33 Конституции Кыргызской Республики провозглашает право каждого свободно искать, получать, хранить, использовать информацию и распространять ее устно, письменно или иным способом.

Каждый имеет право на получение информации о деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц, юридических лиц с участием государственных органов и органов местного самоуправления, а также организаций, финансируемых из республиканского и местных бюджетов.

Каждому гарантируется доступ к информации, находящейся в ведении государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц. Никто не может быть подвергнут уголовному преследованию за распространение информации, порочащей или унижающей честь и достоинство личности.

Статья 49 Конституции Кыргызской Республики гарантирует каждому свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и доступ к ценностям культуры.

 

В соответствии с п. 1 ст. 36 Закона Республики Беларусь от 17.07.2008 № 427-З «О средствах массовой информации» физическим лицам гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, политических партий, других общественных объединений, иных юридических лиц, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

 

В Кыргызстане действует самостоятельный Закон от 05.12.1997 № 89 «О гарантиях и свободе доступа к информации», в ст. 3 которого отмечено, что «каждому гражданину гарантируется право доступа к информации. Государство защищает права каждого на поиск, получение, исследование, производство, передачу и распространение информации». В статье 5 данного Закона указано, что каждый имеет право непосредственно либо через своих законных представителей обращаться с запросом на получение информации. 

Статья 5 Закона Кыргызской Республики от 05.12.1997 № 88 «О защите профессиональной деятельности журналиста» провозглашает право журналиста запрашивать и получать общественно-значимую информацию в государственных органах, органах самоуправления граждан, общественных объединениях, предприятиях, учреждениях и организациях, а также получать доступ к документам, материалам и информации, за исключением тех, которые содержат государственную либо иную охраняемую тайну, а также информацию с ограниченным доступом.

Кроме того, процедура запроса и получения информации, имеющейся в распоряжении государственных органов и органов местного самоуправления в Кыргызстане, подробно определена в Законе Кыргызской Республики от 26.12.2006 «О доступе к информации, находящейся в ведении государственных органов и органов местного самоуправления Кыргызской Республики».

В статье 3 этого закона закреплена гарантия права каждого на доступ к информации, находящейся в ведении государственных органов и органов местного самоуправления. Далее указываются основные принципы свободы доступа к информации: общедоступность, объективность, своевременность, открытость и достоверность информации.

Государство защищает право каждого на поиск, получение, исследование, производство, передачу и распространение информации. Ограничения в доступе и распространении информации устанавливаются только законом.

 

Согласно ч. 1 ст. 15 Закона Кыргызской Республики от 02.07.1992 № 938-XII «О средствах массовой информации» органы средств массовой информации имеют право на поиск, получение, производство и распространение массовой информации.

Статья 6 Закона Республики Беларусь от 10.11.2008 № 455-З «Об информации, информатизации и защите информации» закрепляет право граждан осуществлять поиск, получение, передачу, сбор, обработку, накопление, хранение, распространение и (или) предоставление информации, а также пользование информацией.

Государственные органы, общественные объединения, должностные лица обязаны предоставлять гражданам Республики Беларусь возможность ознакомления с информацией, затрагивающей их права и законные интересы.

Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

При этом указано, что право на информацию не может быть использовано для пропаганды войны или экстремистской деятельности, а также для совершения иных противоправных деяний.

 

Как мы видим, право на информацию, гарантированное Всеобщей декларацией прав человека, Пактом, Конвенцией СНГ о правах и основных свободах человека было закреплено на конституционном уровне и перенесено в национальное белорусское и кыргызское законодательство. При этом кыргызское законодательство о праве на информацию более объемное и детализированное, и в большей степени соответствует международным и европейским стандартам в этой сфере.

 

В соответствии со ст. 21 Конституции Республики Беларусь обеспечение прав и свобод граждан является высшей целью государства. Государство должно гарантировать права и свободы, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства.

Из этого следует, что права каждого, кто находится под юрисдикцией Республики Беларусь, должны иметь правовое обеспечение и защиту как на национальном, так и на международном уровне. Государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления защиты прав и свобод личности (ст. 59 Конституции Республики Беларусь).

В соответствии со ст. 8 Конституции Республики Беларусь государство признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.

К сожалению, данная конституционная норма не позволяет признать принципы международного права и нормы международных договоров частью национального законодательства.

Однако ст. 33 Закона Республики Беларусь от 23.07.2008 № 421-З «О международных договорах Республики Беларусь» обязывает Республику Беларусь добросовестно исполнять свои международные договоры и предусматривает, что нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется принятие (издание) внутригосударственного нормативного правового акта.

В соответствии со ст. 3 данного Закона, исполнение международных договоров Республики Беларусь осуществляется в соответствии с общепризнанными принципами международного права, Венской конвенцией о праве международных договоров от 23.05.1969.

Венская конвенция вступила в силу для Беларуси 31.05.1986 и устанавливает принцип обязательности и добросовестности выполнения международного договора его участником (ст. 26), а также содержит норму о том, что участник Конвенции не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора (ст. 27).

Согласно ч. 4 ст. 116 Конституции Республики Беларусь международно-правовые акты, ратифицированные Республикой Беларусь, имеют большую юридическую силу, чем законы. Это следует из полномочий Конституционного Суда давать заключения о соответствии законов таким международно-правовым актам.

 

Таким образом, косвенно Конституция и напрямую акты национального законодательства подтверждают, что  нормы международных договоров, в частности Пакт, являются частью правовой системы Республики Беларусь и могут применяться непосредственно. Пакт как международный договор обладает более высокой юридической силой по сравнению с внутренним законодательством. Общепризнанные принципы международного права имеют приоритет перед нормами национального законодательства.

Это означает, что государственные органы и должностные лица должны применять нормы Пакта при разрешении конкретной правовой ситуации. Индивид вправе ссылаться на нормы Пакта при защите своего права, что еще более обосновано в том случае, если внутреннее законодательство либо правоприменительная практика не соответствуют международному договору.

Такой позиции придерживается и Конституционный Суд Республики Беларусь, отмечая, что «полноценная защита прав и свобод человека и гражданина обеспечивается при условии надлежащей имплементации норм международного права в законодательство страны. В связи с этим представляется необходимым создание условий для эффективного применения норм международного права в нормотворческой и правоприменительной деятельности»[2].

 

Конституция Кыргызской Республики (ч. 3 ст. 6) и провозглашает приверженность страны общепризнанным нормам международного права: «Вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики. Нормы международных договоров по правам человека имеют прямое действие и приоритет над нормами других международных договоров».

Аналогичная норма закреплена и в преамбуле Закона Кыргызской Республики от 24.04.2014 № 64 «О международных договорах Кыргызской Республики».

При этом в случае выявления противоречия между Конституцией или законом Кыргызской Республики и международным договором, имеющим обязательную силу для Кыргызстана, остается вопрос приоритета правовых норм, поскольку ни Конституция, ни Закон от 20.07.2009 № 241 «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» не дают на него ответа. Правильным представляется принцип приоритета международных договоров, положения которых Кыргызстан признает для себя обязательными.

 

Взаимодействие Республики Беларусь с европейскими органами подтверждается следующими фактами. С 2010 года Беларусь принимает участие в заседаниях Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии) в статусе ассоциированного члена.  Комитет министров Совета Европы 18.10.2016 принял План действий Совета Европы для Беларуси на 2016-2017. Срок действия данного документа был продлен на 2018 год[3].

Несмотря на необязательность положений ЕКПЧ и практики ЕСПЧ для национальных государственных органов, в Беларуси восприняты в законодательстве и получают свое развитие на практике нормы ЕКПЧ. Во многом это объясняется тем, что редакция статей принятой в 1994 году Конституции готовилась с учетом ЕКПЧ, а также сформированной практики ЕСПЧ и функционировавшей на тот момент Европейской комиссии по правам человека. Сравнение содержания Конституции Республики Беларусь и ЕКПЧ подтверждает этот вывод.

Кроме того, Конституционный Суд Республики Беларусь отметил, что в своей деятельности он использует практику работы ЕСПЧ, а при принятии решений, наряду с универсальными международно-правовыми актами, - европейские международные акты, в том числе ЕКПЧ, что способствует укреплению Республики Беларусь как демократического социального правового государства[4].

Таким образом, фактически был установлен статус правовых актов ЕС при их использовании в правоприменительной деятельности на территории Республики Беларусь.

 

Несмотря на то, что Кыргызстан не является членом ЕС и Совета Европы и не принимал обязательства исполнять решения данных международных структур, со стороны правительства страны исходило несколько заявлений о приверженности ценностям Совета Европы, и были предприняты шаги, направленные на расширение взаимодействия. В частности, в 2014 году Кыргызстаном был получен статус партнера Парламентской Ассамблеи Совета Европы ПАСЕ по развитию демократии. Кыргызская Республика также является участником Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия).

При направлении запроса о получении статуса партнера по развитию демократии ПАСЕ Кыргызстан подтвердил твердое намерение участвовать во всех соглашениях и конвенциях Совета Европы в сфере прав человека и обеспечения верховенства права и демократии, которые открыты для подписания и ратификации странами, не являющимися членами организации.

 

[1]  osce.org

[2] Решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 25.01.2011 «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2010 году»

[3] mfa.gov.by

[4]  Решение  Конституционного Суда Республики Беларусь от 12.02.2002 № Р-138/2002 «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2001 году»

Каментары