678

«Люди перестанут верить каналу и будут верить редакции», — дискуссия о медиа на IGF-2019

20.11.2019 Крыніца: Борис Горецкий, все фото igf.by

Медиа будущего, проверка информации и локализация новостных сервисов — об этом и многом другом говорили на секции «Интернет как медиа» Форума по управлению интернетом в Минске.

На вопрос «Что читать и кому верить в интернете?» отвечали представители изданий: от «старых» до «новейших». Дискуссия прошла при партнёрстве Белорусской ассоциации журналистов.

В начале обсуждения медиаэксперт Павлюк Быковский поделился результатами исследований о современном медиапотреблении в Беларуси.

— Последнее более-менее подробное исследование медиапотребления делал Информационно-аналитический центр при Администрации президента Беларуси, пока он еще существовал. К этим цифрам можно относится по-разному, но доклад показывает, как изменяется медиапотребление. Телевидение в 2016 году начало падать, но в 2018 году возникло плато. Информацию из ТВ получают около 72% населения. Интернет еще в прошлом году приблизился к доли телевидения, а аудитория печатных СМИ составляет около 28%.

На радио приходилось 12%, но если посмотреть на рынок, то рекламный пирог   делится немного лучше в сторону радио — наверняка, рекламодатели увидели там позитивные изменения, но точных цифр на данный момент нет.

Быковский попросил представителей медиа прокомментировать эти цифры и изменение медиапотребления.

— Очевидно, что люди начинают меньше читать, это мировая тенденция, с которой невозможно спорить. Тиражи уменьшаются, традиционные редакции просто обязаны уходить в другие каналы распространения, — говорит главный редактор «Комсомольской правды» в Беларуси Андрей Левковский. — Давным-давно мы, печатники, мало внимания уделяли интернету, хотя это могло быть хорошим стартом для редакций. Журналисты не считали интернет журналистикой и просто выкладывали туда готовый номер газеты. Потом мы изменили свое отношение, а те, кто не изменил, — просто исчезли. Хотя остается и газетная аудитория. В какой-то момент начался возврат людей из интернета к принту.

Заместитель генерального директора по развитию государственного агентства «Минск-Новости» Дмитрий Партон не согласен с утверждением о близкой смерти принта.

— Есть прикрасные примеры в США: The Wall Street Journal, The New York Times, The Washington Post выходят милионными тиражами. Просто газеты сейчас не успевают за новостями, читать новости в газете — это уже смешно. Тем не менее, всегда будет читатель печатной прессы. Но в такой прессе должна быть аналитика, а не новости.

«Минск-Новости» — это информационной агентство, но мы издаем две газеты. «Вечерний Минск» остается довольно популярным изданием. Сейчас сложно говорить о журналистике — десять лет назад говорили об одних трендах, а сейчас вообще никто не знает, будет ли журналистика и СМИ в закладках на нашем компьютере.

Главред TUT.BY Марина Золотова уверена, что у печатных газет вообще нет никакого будущего. В отличие от журналов:

— Часто говорят «консервативная аудитория». А что такое консервативная аудитория? Если в 20, 30, 40 лет ты не привык покупать и читать печатные газеты, то и в 60 лет ты не будешь этого делать. А старшего поколения все больше и больше в интернете.

Другое дело — журналы, говорит Золотова и приводит пример «Нашай Нівы», которая закрыла печатную версию газеты, но успешно основала исторический журнал и готовит еще два детских.

Гомельский портал «Сильные новости» успешно развивается на разных платформах, научился зарабатывать на этом. Его издатель Пётр Кузнецов говорит, что региональным СМИ сегодня вообще не стоит труда найти своего читателя.

— Сегодня Беларусь переживает бум развития региональных медиа. Люди в регионах поняли, что национальные издания никогда полно не покажут повестку дня в регионе, они не будут писать даже о крупной аварии на улице в Гомеле. А для гомельских читателей такая авария — актуальная и важная. Аудитория «Сильных новостей» — это 300 000 читателей только из Гомеля, практически все экономически активное население города.

— Многие потребители сегодня даже не задумываются об источнике информации, которая к ним попадает. Они просто листают соцсети и кликают на интересные им вещи, часто не зная, на каком сайте читают ту или иную информацию. Это дает возможность манипулировать людьми, потому что у них не хватает навыков отличать проверенное издание от неизвестного. Как это влияет на медиапотребление? — задается вопросом Быковский.

Глава Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец парирует Дмитрию Партону в том, что большинство независимых общественно-политических изданий уже давно перешли в Беларуси на еженедельный формат. И обусловлено это было неравными экономическими условиями, в которых «оппозиционные» медиа просто не могли быть ежедневными.

Но с другой стороны, благодаря этому негосударственные издание первыми увидели ценность и возможности для развития в интернете, захватили белорусский интернет, пока госпресса гонялась за печатными тиражами.

Правда, переход медиа в интерактивный формат имеет негативные  последствия: это не только распространение фейковых новостей, но и создание информационного шума, в котором зачастую тяжело найти весомые вещи.

 — Поэтому люди по-прежнему доверяют печатной прессе, — считает Дмитрий Партон. — Дикий вал информации в интернете запутывает людей, а социальные сети — это вообще кошмар, они ложную картину дают. Мы читаем только новости своих друзей и своего окружения, создается информационный пузырь.

Телеграмм-каналы не подпадают под Закон о СМИ, какие-то морально-этические вещи. А вот к газетам доверие сохраняется, люди говорят: «Калі вось у газеце надрукавалі, тады — так...»

Мы в «Минск-Новостях» всегда стараемся делать ссылку на источник информации, если берем ее откуда-то. Но как это делать, если информация из Telegram-канала, который даже не подписан никем. А за границей даже крупные медийные персоны дают интервью безымянным Telegram-каналам.

— Может они дают интервью, так как признают эти медиа, их влияние? — уточняет Быковский.

— Может, потому, что признают. Но сегодня они себя ведут так, завтра могут повести себя по-другому. И мы не знаем, с какими законами и какими моральными принципами вести диалог. И вообще, с кем вести диалог, с Telegram-каналом?

Издатель же «Сильных новостей» Пётр Кузнецов считает бум телеграмм-каналов временным феноменом. — По сути, Telegram — это всего только канал работы с аудиторий, позволяющий быть анонимным. Но Telegram-каналы не станут медиа, так как одна форма не может сделать их медиа.

К разговору о форме присоединяется Андрей Бастунец. Он приводит статистику мининформации о том, что за год действия нового Закона о СМИ только 6 негосударственных сайтов решили зарегистрироваться в качестве сетевого издания.

— Это подтверждает мысль о том, что слова «статус СМИ» никаких реальных возможностей не дают изданиям, а ответственность увеличивается. Поэтому можно сколько угодно делить медиа по каналам, наличию регистрации в министерстве, на «новые» и «новейшие», но по большому счету все они — просто медиа на большом рынке информации.

К дискуссии присоединяется администратор отдела СМИ и интернета Совета Европы Елена Додонова. Она также считает, что форма не играет главной роли, а документы Совета Европы призывают рассматривать влиятельные новостные страницы в соцсетях в качестве медиа.

— Просто раньше не было других каналов распространения, поэтому в 1917-году большевики захватывали почту и телеграф, в 1993-м в Москве захватывали телецентр. Но сегодня каналов много, люди перестают верить каналу, люди верят именно той или иной редакции, — добавляет Пётр Кузнецов.

— Как же работать с информацией из социальных сетей, где ее много, но очень часто она не является правдивой? — спрашивает модератор представителей изданий.

— Критическое мышление должно быть просто на уровне рефлекса. Верить нельзя никому, а этого часто не хватает. Люди должны учиться критическому мышлению. Фейки и пропаганда были всегда, просто сейчас больше каналов для их распространения, поэтому эти навыки становятся более актуальными.

Есть официальные аккаунты СК, МЧС и других ведомств. Всю остальную информацию необходимо проверять из нескольких источников. Если есть только один источник и никак не найти другого, мы всегда выносим в заголовок слово «Источник», чтобы люди четко понимали — это информация из одного источника, — говорит Марина Золотова.

— Сейчас все в интернете очень много источников и UGC. Если что-то происходит, люди начинают снимать, постить это — часто, проверить информацию не составляет проблемы, — добавляет Андрей Левковский. — Но и роль медиаграмотности тоже возрастает, так как проверить нужно уметь и иметь желание это делать.

Пока, я считаю, большая часть населения все-таки неосознанно воспринимает те или иные сообщения. Не прошло даже одного поколения, чтобы это усвоилось. Это как с маленькими детьми: родители им говорят «не трогай, горячо, обожжёшься». Но чтобы усвоить, ребенок должен дотронуться до горячего и вынести урок. Так и с медиаграмотностью — с течением времени эта культура будет повышаться, хотя идеального мира мы, наверно, никогда не добьёмся.

— Помните, несколько лет назад по многим мировым и уважаемым СМИ разлетелась новость о смерти Светланы Алексиевич, — вспомнила Марина Золотова. — Так вот если бы журналисты хорошо сделали свое дело, никакой фейк бы не разлетелся. Поэтому, когда ты берешь информацию из соцсетей, то  просто обязан соблюдать гигиенические правила.

В рамках дискуссии также было заявлено о дискриминации белорусских СМИ глобальными новостными сервисами, как, например, Google News или Яндекс.Новости. Это является вызовом не только для СМИ, но и для потребителей информации. Дмитрий Партон обратил внимание на проблему локализации новостей и контента.

— Если вы из Минска зайдете на главную страницу Яндекса и нажмете «Новости», то там будет 90% российских СМИ в сообщениях о событиях в Беларуси. Главная страница Яндекса постепенно превращается в российскую, — сказал Дмитрий Партон.

Он рассказал, что обращался в Яндекс, но там мотивировали такое наполнение главной страницы техническими причинами: большим «весом» российских ресурсов.

— А Google просто игнорирует Беларусь как территорию. Хотя, я думаю, что если бы они нас выделили, то больше пользователей перешли бы в Google News с того же Яндекса, — говорит Партон.

К дискуссии присоединился координатор инициативы iSANS Федор Павлюченко, который рассказал о недавней инициативе ведущих независимых СМИ и медиаорганизаций обратиться к глобальным корпорациям с просьбой поменять механизмы отображения новостей для белорусских читателей, отдавая преимущество в ленте местным, а не зарубежным медиа.

— Действительно есть такая кампания, которая родилась в Беларуси. Дело в том, что корпорации игнорируют, либо выкручивают логику локализации контента и белорусские медиа оказываются на периферии. Это нужно обсуждать на IGF. Зачастую говорят, что белорусские медиа дискриминируются государством. Это тот случай, когда белорусские медиа дискриминируются корпорациями, — подчеркнул Павлюченко.

По словам Павлюченко, предложение поддержать инициативу ведущих  негосударственных СМИ и медиаорганизаций уже направлено в Мининформ, другие госорганы. Он высказал надежду, что к инициативе подключаться не только негосударственные, но и государственные СМИ.

ДЕКЛАРАЦИЯ "О необходимости географической локализации интернет-сервисов и признания интернет-сегмента Беларуси отдельным рынком"

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!