597

Какими инструментами пользуются журналисты-расследователи The New York Times

24.12.2019 Крыніца: Gaelle Faure, GIJN

Какими инструментами пользуются журналисты-расследователи в своей работе?  Мэлаки Браун, старший продюсер в группе визуальных расследований газеты The New York Times, делится своим опытом.

Malachy Browne

Браун, уроженец Ирландии, стал экспертом в сборе новостей по соцсетям и проверке пользовательского контента благодаря своей работе на Storyful и Reported.ly. В 2016 году он перешёл с этими навыками в The New York Times. Там он стал первопроходцем в сфере визуальных расследований, которые совмещают традиционную репортажную работу с экспертным анализом цифровых источников. Это часто необходимо для воссоздания мест преступления с помощью трехмерного моделирования, спутниковых снимков и фотографий с мобильных телефонов.

Браун провел целый ряд расследований, получивших заслуженные награды. Например, про убийство Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбулехимические атаки в Сирии, и убийство молодой медработницы в Газе.

Вот некоторые из любимых инструментов Брауна:

Спутниковая съёмка

«Спутниковую съёмку мы используем почти в любой нашей истории. Она покажет, не было ли изменений на местности, а если, например, было разбомблено здание, то мы можем подтвердить, в какие сутки это произошло.

Например, Dataminr сообщил нам, что произошла бомбардировка центра содержания мигрантов в Ливии. Сообщения об этом стали появляться в Твиттере; ливийские СМИ поехали на место и выпустили небольшой репортаж, но дали мало фотографий. Затем, одна из организаций, которая заведовала этим центром, стала делать стрим в Фейсбуке, и мы обнаружили видео. Казалось, что наши худшие опасения — что всё так и произошло — были оправданы.

Чтобы проверить точное расположение центра содержания мигрантов [который был разбомблен], мы поискали старые видео из этого центра, который называется Тажура, это очень конкретный термин — там немного мест, которые называются Тажура. Мы нашли на YouTube старое видео с церемонии открытия центра. И да, увидели, что это действительно то самое разбомбленное место, фотографии с которого уже стали поступать. Поскольку в старом видео из архива было много панорамных кадров, мы смогли установить, какое именно здание попало под обстрел. Затем мы пообщались с компанией, которая занимается спутниковой съемкой, и получили свежие изображения этого места.

Также мы проанализировали пару видеоинтервью с мигрантами, которые были опубликованы ночью. Перевели их. Некоторые свидетели утверждали: «Мы работали на складе оружия, чистили его, как обычно, и тут склад оружия начали обстреливать, мы выбежали, и нас затолкали в помещение мигрантов через дорогу.» Обнаружив контактные данные некоторых из этих людей и некоторых журналистов-фрилансеров, работавших с мигрантами, мы смогли по WhatsApp связаться с очевидцами. Они отправили нам фотографии своей работы на складе оружия. Этих людей загнали в центр мигрантов и не позволяли выйти. Их заставляли работать ополченцы, заведовавшие складом оружия, который является законной целью в гражданской войне. И по спутниковым изображениям мы видим, что его тоже разбомбили — значит история этого человека правдива.

Мы используем целый ряд инструментов для получения спутниковых снимков, например TerraServer или Planet Labs. Вы можете искать по изображениям; снимки обновляются почти повсюду и почти каждый день. Не всегда очень высокое разрешение, но порой весьма неплохо. Maxar DigitalGlobe обеспечивает снимки наивысшего разрешения. Эти платформы не очень дороги, так что для редакции, которая хочет эффективнее использовать спутниковую съёмку, преимущества по стоимости очевидны.»

Дроны + трехмерные модели

«В прошлом году мы провели эксперимент и воссоздали объёмную модель поля, где проходили протесты в Газе. Мы расследовали историю про медработницу, которую застрелили во время работы на этом поле. По видеозаписи протестов видно, какой там царил хаос — и вдруг просвистела пуля, и она упала. Возник вопрос: можем ли мы сделать стоп-кадр во времени и пространстве и внимательно изучить, что произошло? Кто там был? Где были протестующие? Где были врачи? Где были солдаты? Почему был сделан выстрел, как в неё попали? Целился ли кто-то в неё специально?

Мы прошли по обычным этапам сбора максимального количества видео- и фотодокументов этого дня. Мы собрали 1300 фото- и видеозаписей прямо с устройств, на которые люди снимали, то есть у нас были все их метаданные: можно было всё упорядочить.

Во-вторых, мы поехали на место, и с помощью дрона с камерой высокого разрешения отсняли весь район. Используя технику фотограмметрии можно по видеозаписи создать объёмную модель. Для фотограмметрии мы использовали программу RealityCapture, и совместно с лондонским исследовательским агентством Forensic Architecture создали 3D-модель в программе с открытым исходным кодом Blender.

Трёхмерная модель траектории пули. Изображение предоставлено Мэлаки Брауном

На основе записей с самого события мы лишь немного дорисовали те подробности, которые дрон не отснял. Мы расставили снайперов, армейские джипы, забор, мотки колючей проволоки перед забором… Модель оказалась такой точной, что мы смогли потом рассчитать места съёмки по расположению объектов на заднем плане: заборов, вышек или клочков травы, и добавили в модель расстановку камер.

Представьте: мы восстанавливаем углы съемки и в критический момент, когда слышим выстрел, делаем стоп-кадр с шести разных ракурсов — это позволяет нам всё проанализировать, уточнить расположение людей и дать ответ на главный вопрос: были ли основания для того, чтобы открыть огонь? Совершались ли насильственные действия, создающие угрозу жизни по другую сторону забора, отделяющего поле от Израиля? И наш вывод: не было. Правоведы и другие опрошенные нами комментаторы сказали, что потенциально это военное преступление. [3D-модель] позволила нам очень подробно изучить момент, когда и где всё произошло. И потом, когда мы взяли интервью у израильских чиновников, нам сообщили конкретные детали. Мы можем сопоставить эти детали с другими подробностями событий, и показать истинную картину произошедшего.»

SAM Desk

«Один из инструментов, которыми мы часто пользуемся для поиска новостей или контента, называется SAM Desk. Это платное ПО, позволяющее искать по определенным ключевым словам сразу во многих соцсетях, а также отфильтровывать видео, изображения и текст. Можно переключать результаты поиска в зависимости от задачи. Очень часто мы ищем видеоконтент. Тогда можно вбить название места или хэштег, или конкретный поисковый запрос. Примерно как TweetDeck — результаты выводятся столбцами, сразу всё видишь.

Хорошая штука для мониторинга ситуации. Например, у протестов в Судане или у венесуэльских был конкретный хэштег, — если развивается какая-то история, то можно за ней непрерывно следить. Это также позволяет нам по результатам поиска собирать твиты, видео и другие находки в небольшие коллекции, которыми удобно пользоваться в работе. Можно тегами задать, что верифицировано, что нет – «проверено и готово к публикации»; можно комментарии от команды добавлять, а, в зависимости от платформы, запись ещё и может автоматически архивироваться на случай, если её уберут из онлайна, так что у вас всё будет сохранено.

Также можно искать контент по геолокации. Бросаете метку на «Гамбург», отводите радиус или очерчиваете часть карты и говорите: «покажи мне всё с геотегами из этой зоны». Поскольку в результаты поиска входят и снэпы из Снэпчата, а там почти везде есть геолокация; это может быть очень полезно.»

Пример того, как SAM Desk находит события. Снимок экрана SAM Desk

Средства просмотра данных EXIF

«Есть целый ряд средств для просмотра просмотра технических данных снимка – EXIF (Exchangeable Image File Format). Это сырые данные, например, час, минута и секунда, в которые было снято видео или фото. Иногда там есть и данные GPS, в зависимости от устройства. Если мы используем средство просмотра данных EXIF, чтобы извлечь эту информацию, это может нам помочь в процессе верификации.

Но, минздрав предупреждает: данными EXIF можно манипулировать. Например, я могу специально поменять настройки. Так что только на это доказательство полагаться не стоит. Впрочем, всё, как и в обычном репортаже, находим второй источник, третий источник, четвёртый источник: мы всегда ищем подтверждающую информацию.

Я сам никогда не сталкивался [с целенаправленно измененными данными]. Но я часто видел, как бывают в камере ненарочно сброшены настройки, это тоже нужно учитывать. Тем не менее, данные EXIF довольно полезны, особенно когда есть много записей про событие, где вас не было, и вам нужно реконструировать очерёдность и понять, что произошло. Например, если ситуация перешла в насилие, то почему? Упорядочить все доказательства – это один из шагов, и для него важны средства просмотра EXIF.»

Montage

Снимок экрана в Montage.

«Montage – это расширенный поиск в YouTube. Можно искать по дате или по месту — хотя на YouTube мало контента с геотэгами. Но, как и в SAM Desk, вы тут можете собирать видео в проекты, комментировать их и маркировать тэгами, в том числе конкретные моменты видеозаписей. Инструмент позволяет упорядочивать контент в YouTube и подчеркивать нужные подробности – для работы всей командой. Это весьма полезно в исторических расследованиях, например, много контента залито на Ютьюбе с Арабской весны.

Также им можно пользоваться просто чтобы искать архивные кадры. К примеру, нам нужно проверить место ракетного удара с помощью Google Street View или спутниковых снимков на Google Earth. Но иногда нет фотографий улиц, или спутниковые кадры недостаточно хороши. Но если это место раньше много посещалось, то на Ютьюбе, наверное, будет много видеозаписей, которые можно использовать.»

InVID

«И последний совет. Ещё один часто используемый мною инструмент – это расширение для Chrome от InVID Project – универсальный помощник для определения времени загрузки видео в Ютьюб, расширенного поиска по Твиттеру, обратного поиска по изображениям, поиска по ключевым кадрам видео или файлам-превьюшкам, а также поиска метаданных.»

Ищете инструменты и подсказки для ваших журналистских расследований? Зайдите на страничку GIJN на русском.


Gaelle Faure  помощник редактора GIJN. Ранее она работала на France 24, где специализировалась на сборе и проверке информации из социальных сетей. Она также была редактором в News Deeply и в журнале Time. 

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!