347

Историк: «Кремль тогда понял, что не всевластен»

26.09.2019 Крыніца: Вероника Белова, "Салідарнасць"

Какое значение имел «Балтийский путь» для всего региона и с какими фактами не могут спорить политики.

23 августа 1989-го два миллиона жителей Латвии, Литвы и Эстонии выстроились в живую цепь, соединившую Таллин, Ригу и Вильнюс. Акция за независимость, получившая название «Балтийский путь», была приурочена к 50-летию подписания пакта Молотова-Риббентропа, по секретным протоколам которого Литва, Латвия и Эстония отходили СССР.

К 30-летию «Балтийского пути» в Минске презентовали выставку фотографий известного литовского фотохудожником Ромуалдаса Пажэрскиса.  

Посол Литвы в Беларуси Андрюс Пулокас был в числе тех, кто стоял в живой цепи 30 лет назад, поэтому, выступая, он отметил, что и сегодня воспоминания об этом событии вызывают у него волнение.

— Я счастлив, что мне, как литовцу, удалось поучаствовать в этом чуде. Это действительно было чудо. Мне сложно говорить о нем без эмоций, хотя прошло уже 30 лет, — отметил дипломат. — Мне также очень прискорбно, что в одной большой стране уже снова начинают переписывать историю и ставить под сомнение достижение наших народов в завоевании независимости. И хорошо, что сегодня, благодаря этому мероприятию и этим замечательным фотографиям, мы можем показать правду.  

Со своей стороны, литовский историк Альгимантас Каспаравичюс рассказал, какое значение имел «Балтийский путь» для всего региона и истории в целом. 

— Люди, которые прошли этот «Балтийский путь», почувствовали, что они связаны одной целью — стремлением к независимости. Наши народы поняли, что они достойны иметь свою страну. И это стремление увидели на Западе, — отметил Альгимантас Каспаравичюс. — С другой стороны, Кремль тогда почувствовал и понял, что он не всевластен. И империя растаяла. 

На фотографиях, которые представил фотохудожник Ромуалдас Пажэрскис — события тех дней. С них смотрят люди разных поколений, которых сплотила одна идея — идея свободы и независимости. На снимки попали даже члены семьи самого фотографа, которые также были в числе участников этой цепи.

— Сегодня с подачи одного государства нам хотят представить иную историю, — отметил фотохудожник Ромуалдас Пажэрскис. — Но для этого у нас есть фотография. Фотография — это факт. И она действует в том числе на политиков. Это исторический документ, которому нельзя не верить.