300

Инструмент для беларусской пропаганды: как и зачем государственные СМИ защищали закрытые украинские телеканалы

10.02.2021 Крыніца: Павлюк Быковский, mediaiq.by

Ситуация с принятием украинскими властями решения о приостановке с 3 февраля вещания телеканалов «112 Украина», ZIK и NewsOne имела определенный резонанс в Беларуси. Показательно, что за свободу слова в Украине выступали те, кто игнорирует проблемы с ней в Беларуси.

Заблокированы три украинских телеканала. Почему

Все три заблокированных телеканала являются частью одного медиахолдинга, официальный владелец которого депутат Верховной Рады Украины от партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Тарас Козак. При этом настоящим владельцем холдинга называют лидера этой партии Виктора Медведчука – кума президента России Владимира Путина. Отключение телеканалов произошло в результате издания вечером 2 февраля президентом Украины Владимиром Зеленским указа о введении в действие решения Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) о применении к Козаку и телеканалам санкций сроком на пять лет. Государственное информагентство «Укринформ» характеризует эти телеканалы как «работающие против Украины и на деньги России». 3 февраля Зеленский на встрече с руководителями ведущих украинских телевизионных каналов заявил, что санкции против телеканалов из «пула Медведчука» обоснованы «финансированием из России и сотрудничеством с террористическими организациями». Секретарь СНБО Алексей Данилов в тот же день заявил, что часть документов, на основании которых совет принял решение о санкциях, засекречена. 

Первый заместитель председателя Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Украины Валентин Коваль объясняет блокировку телеканалов следствием санкций в отношении Козака: «Это следствие того, что приостановлена любая экономическая деятельность человека, который является конечным бенефициаром, господина Козака. Это не попытка что-то сделать со свободой слова, а попытка бороться с человеком, против которого в СБУ и СНБО есть достаточно причин прекратить любую деятельность. Это решение коснулось каналов только потому, что они являются частью его активности»

Впрочем и к редакционной политике телеканалов Коваль высказывает претензии: «три довольно сильных телеканала выражали позицию, которая крайне отличается от точки зрения тех, кто считает Украину самостоятельным государством. Очень отличается от мнения тех, кто думает, что Украина должна иметь свою точку зрения на то, что происходит на её территории и территориях рядом с нами».

Глава комитета по вопросам гуманитарной и информационной политики Верховной Рады Никита Потураев (партия «Слуга народа») 8 февраля на конференции в «Укринформе» пояснил, что «время, когда санкции были наложены, было связано с тем, каких успехов достигло расследование деятельности господина Козака, который выступает номинальным собственником тех каналов. Поэтому тут не идет речь о конкретных примерах деятельности сами каналов». Вместе с тем Потураев отметил, что «процент ретрансляции российских нарративов достигал (на этих каналах – Ред.) 60%, то есть по контенту это были фактически российские медиа».

В свою очередь председатель Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко акцентировал внимание на внесудебном порядке принятия внезапного решения о блокировке каналов и что это само по себе является чрезвычайной ситуацией: «Лишение без суда многомиллионной аудитории доступа к украинским СМИ, запрет сотням журналистов и медийщиков права на профессию – это наступление на свободу слова». По словам Томиленко, «санкции к украинскому гражданину при отсутствии публичной аргументации – особенно в части запрещения вещания телеканалам – небезопасный прецедент». НСЖУ считает решение неправовым и требует вернуться в правовое поле. 

 

Защита телеканалов из Беларуси

Беларусские телеканалы однозначно оценили произошедшее как наступление на свободу слова. БелТА 8 февраля сообщало об акции протеста в Киеве из-за закрытия телеканалов. Главным спикером по этой теме был председатель правления Беларусского союза журналистов Андрей Кривошеев, который выступил с принципиальным осуждением репрессий «в отношении наших коллег-журналистов в Украине». В Беларуси в это время 9 журналистов и медийщиков находились за решеткой, но осуждения репрессий в отношении беларусских журналистов не прозвучало.

БСЖ в своем телеграм-канале в качестве выполнения межгосударственной договоренности о предоставлении доступа для вещания в Беларуси украинского телеканала предлагает отдать телекнопку «не «соросятам», а мужественным редакциям «112 Украина», ZIK и NewsOne». Это явный тролинг, так как договоренность между странами была направлена на то, чтобы сбалансировать для беларусской аудитории российскую пропаганду по конфликтной тематике за счет предоставления точки зрения официального Киева, а не его оппонентов с пророссийской позицией.

Близкий к беларусским спецслужбам телеграм-канал «Желтые сливы» процитировал комментарий советника главы Офиса президента Украины Михаила Подоляка по блокировке телеканалов: «Это совсем не про медиа и не про свободу слова, это только про эффективное противодействие фейкам и чужеродной пропаганде» с комментарием, что эти слова должны звучать в формулировке решения «Когда в Беларуси будут закрывать Тутбай, Радыё Свабоду и другие вражеские голоса и подголоски»

«Желтые сливы» добавили, что подписываются под каждым словом Подоляка «и требуем незамедлительно учесть самый передовой опыт демократической державы!».

Эффекты от блокировки украинских телеканалов в Беларуси

Таким образом есть два эффекта. 

  1. Беларусская пропаганда присоединилась к нарративам российской и критиковала ограничения свободы слова в Украине.

  2. Они готовы использовать украинский прецедент для обоснования репрессий против независимых медиа и журналистов в Беларуси.

В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах свобода мнений может ограничиваться законом «для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения». 

В целом, права журналистов и СМИ регулируются законом как в Беларуси, так и в Украине и их ограничения могут происходить исключительно по закону и, как отмечено в пакте, эти ограничения должны быть необходимыми. Желательно чтобы такого рода решения принимались в судебном порядке при состязательности сторон и публичной аргументации.

Решение о наказании СМИ должно основываться на конкретных фактах нарушения закона, иметь целью исправления ситуации, а не запрет СМИ как таковых, а само наказание должно быть соразмерным как тяжести нарушения, так и цели — возвращение редакционной политики в законном русле.

Никита Потураев констатирует, что решение СНБО не решает проблему противодействия российской пропаганде комплексно. «Мы должны разработать и принять четкое законодательство с понятными, четкими формулировками критериев, что позволит защищать украинское пространство системно, не притесняя свободу слова, четко определив, что мы допускаем в Украине, и что для нас есть абсолютно неприемлемо», — отметил парламентарий.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!