НЕ - ВАЙНЕ!
833

Диффамация. Изменения. Уголовная и административная ответственность за оскорбление, клевету, надругательство над госсимволами, разжигание розни

31.03.2022 Крыніца: Правовой центр БАЖ Сюжэт: Дыфамацыя

Введение

Термин диффамация имеет латинское происхождение «diffamatio», от «fama» — «репутация». От него образовалось английское слово «defame», что в переводе означает «порочить». На сегодняшний день термин «диффамация» по прежнему сохраняется в большинстве стран романо-германского и англосаксонского права, но теперь этим термином обозначается клевета или её разновидность.

Законы о диффамации восходят к римскому праву. В Римской империи это правонарушение носило название libellis famosis и в некоторых случаях наказывалось смертью.

Первый шаг в развитии этой категории был сделан в Англии, где преследовалось печатное разглашение всяких фактов, относящихся к частной жизни, то есть диффамация (defamation) или поношение/клевета (defaming or libelous speech). Сегодня в английском праве различается письменная клевета (libel), то есть клевета, помещенная в печати, и устное злословие (slander).

На сегодняшний день, диффамация — это общепринятый в большинстве стран юридический термин, под которым понимается правонарушение в виде распространения (произнесения слов или публикации) не соответствующих действительности фактических сведений, порочащих честь достоинство и деловую репутацию физического либо юридического лица.

 

Родовое понятие «диффамация» охватывает собой любое распространение порочащих другое лицо сведений. В зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности и субъективного отношения распространителя к своим действиям можно выделить следующие её виды:

1) распространение заведомо ложных порочащих сведений — умышленная недостоверная диффамация или клевета;

2) неумышленное распространение ложных порочащих сведений — неумышленная недостоверная диффамация;

3) распространение правдивых порочащих сведений — достоверная диффамация.

С правовой точки зрения честь — это сопровождающееся положительной оценкой отражение качеств лица (физического или юридического) в общественном сознании. Унижение чести предполагает, что лицо ощущает изменение (или считает потенциально возможным изменение) общественного мнения о себе.

По А. Анисимову достоинство — это «самооценка личности, основанная на её оценке обществом». Но сама общественная оценка человека не соотнесена с понятием достоинства. Достоинство есть ощущение человеком своей ценности как человека вообще, конкретной личности, профессионала и так далее. Отсюда исходят понятия личного, национального, профессионального достоинства и так далее. Таким образом, понятие достоинства включает в себя сознание человеком своей абстрактной и конкретно-социальной ценности, а также ценности (значимости) социальных групп, в которые он входит.

Понятие деловая репутация связывается в правовых текстах прежде всего с предпринимательской деятельностью.

 

Существует два вида ответственности за диффамацию: криминальная и гражданская.

Под «криминализацией диффамации» подразумевается, что диффамация является уголовно наказуемым преступлением в определённом государстве. В этом случае дело о предполагаемой диффамации, как правило, возбуждается представителем государственного обвинения и рассматривается уголовным судом. По решению суда обвиняемый может быть лишён свободы.

«Гражданская ответственность за диффамацию» означает, что диффамация рассматривается как гражданское правонарушение или деликт. В этом случае факт наличия диффамации устанавливается в гражданском суде, куда потерпевший обращается в личном порядке. Если суд признаёт, что диффамация имела место, он может назначить наказание в форме денежного штрафа или, например, публикации опровержения или извинения. Если дело касается защиты деловой репутации, то подразумевается и возмещение упущенной выгоды. В правовых системах, вводящих уголовное преследование за диффамацию, как правило, также есть возможность рассмотрения дела о диффамации в гражданском суде.

Обязательный элемент состава диффамация — это распространение порочащих сведений, то есть сообщение их, помимо потерпевшего, хотя бы одному лицу. Оскорбление, в отличие от диффамации, может быть нанесено наедине потерпевшему.

В настоящее время в мировой практике подходы к ответственности за диффамацию существенно различаются. Во многих странах она всё ещё носит серьёзный характер и связана с уголовным наказанием. Тюремные сроки и крупные суммы компенсаций, назначаемые по делам о диффамации, по-прежнему обладают устрашающим эффектом и по-прежнему являются профессиональным риском, которые несут журналисты. В большинстве стран диффамация до сих пор входит в число уголовно наказуемых правонарушений, хотя во многих демократических странах этот вид ответственности за диффамацию не применяется.

 

Критика должностных лиц государства и органов местного самоуправления.

В рамках построения демократической правовой системы деятельность правительства должна быть объектом пристального контроля не только со стороны законодательной и судебной власти, но и со стороны свободной прессы и общества.

Более того, главенствующее положение, занимаемое правительством, требует от него ограниченного использования исков по поводу диффамации, особенно если доступны иные средства для ответа на необоснованные нападки и критику со стороны оппозиции или СМИ (п. 45 постановления ЕСПЧ от 31 июля 2007 года по делу «Дюльдин и Кислов против РФ»).

Границы допустимости критики в отношении государственного служащего, осуществляющие свои властные полномочия, могут быть шире, чем пределы критики в отношении частного лица, поскольку первый неизбежно и сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком со стороны журналистов и большей части общества, и следовательно, он должен проявлять большую степень терпимости. Безусловно, политический деятель имеет право на защиту собственной репутации даже тогда, когда он не действует в своих личных интересах, однако интересы защиты репутации, должны ставится в сравнение с интересами открытой дискуссии по политическим вопросам (п. 25 постановления ЕСПЧ 21 июля 2005 года по делу «Гринберг против РФ»).

Таким образом, недопустима дифференциация ответственности в законодательстве в отношении должностных лиц и обычных граждан.

 

Международные стандарты в области свободы выражения мнения и соответствие им национального законодательства Республики Беларусь.

Свобода выражения мнения — это ключевое право человека, что в особенности определяется его основополагающей ролью в укреплении демократии. На первой сессии в 1946 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию 59, в которой говорится: «Свобода информации — это фундаментальное право человека … и основа основ всех свобод, ради которых создана Организация Объединённых Наций.»

Комитет по правам человека ООН чётко определил важность свободы выражения мнения в демократическом обществе: «Необходим свободный обмен информацией и идеями относительно общественных и политических проблем между гражданами, кандидатами и выборными представителями. Это подразумевает свободу прессы и других СМИ давать комментарии по вопросам общественной значимости без цензуры или наложения ограничений и информировать общественность. …это подразумевает, что граждане, в частности через СМИ, должны иметь широкий доступ к информации и возможность распространять информацию и мнения о действиях выборных органов и их членов».

В этой связи, свобода выражения мнения включает в себя возможность гражданам:

обмениваться информацией с целью обсуждения общественных и политических проблем;

получать доступ к информации через СМИ без цензуры с правом распространения, сформированных на ее основе мнений и идей по вопросам реализации избирательных прав.

Согласно п. 2 ст. 19  МПГПП  каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения, которое включает в себя свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

Данное право корреспондируется в обязанности, что порождает особую ответственность, направленную на защиту прав других лиц. В этой связи п. 3 ст. 19 МПГПП устанавливаются ограничения, которые должны определяться законом и являться необходимыми:

a) для уважения прав и репутации других лиц;

b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Учитывая широкую формулировку подп. b) п.3 ст. 19 МГПП имеется необходимость в функциональном толковании данной нормы. В п. 3 Замечаний общего порядка № 34 указывается, что эти ограничения не должны ставить под угрозу сам принцип этого права. Кроме того, Комитет ссылается на пункт 1 статьи 5 Пакта, в соответствии с которым «ничто в настоящем Пакте не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в настоящем Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в настоящем Пакте».

Важное значение имеет формулировка пункта 22 о том, что ограничения могут устанавливаться лишь для тех целей, для которых они предназначены, и они должны быть прямо связаны с конкретной целью, достижение которой они преследуют, и быть ей соразмерны.

МПГПП — договор, ратифицированный 149 государствами, в том числе Беларусью. Это налагает на страны-участницы строгие юридические обязательства о соблюдении условий Пакта.

Международное сообщество при поддержке правозащитной организации "Article 19" в 1995 году приняло Йоханнесбургские принципы. Они предназначены для усиления статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.

Седьмой Йоханнесбургский принцип гласит, что мирное осуществление права на свободу выражения мнения не должно рассматриваться как угроза национальной безопасности или подвергаться ограничениям или наказанию.  Выражение мнения, не составляющее угрозу национальной безопасности включает, но не ограничивается высказываниями, которые:

1) выступают за ненасильственное изменение политики правительства или смену самого правительства;

2) представляют собой критику или оскорбление нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей, а также зарубежной нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей;

3) представляют неодобрение или пропагандируют неодобрение, по вопросам религии, свободы совести или убеждений, против призыва на военную службу или военной службы как таковой; конкретного конфликта или угрозы применения силы для разрешения международных споров;

4) направлены на передачу информации о предполагаемых нарушениях международных стандартов прав человека или международного гуманитарного права.

Также указанный принцип закрепляет, что никто не может быть наказан за критику или оскорбление нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей, а также зарубежной нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей, если только эта критика или оскорбление не направлены на подстрекательство к насильственным действиям или же могут повлечь такие действия.

ЕСПЧ было создано обширное прецедентное право в этой области. В основном дела возбуждались по заявлениям журналистов, когда их привлекали к ответственности за диффамацию. В подавляющем большинстве случаев, решения вынесенные Судом, разъясняли важность статуса свободы выражения мнения, особенно в отношении значимых общественно-политических вопросов в обществе.

В настоящее время в большинстве стран — членов Совета Европы — гражданские законы о диффамации — это основополагающие либо единственные законы. Законы, предусматривающие уголовную ответственность за диффамацию, либо вышли из употребления, либо не применяются. Например, в Объединённом Королевстве, в течение последних 20 лет не было возбуждено ни одного уголовного дела о диффамации. В настоящее время в демократических странах принято, что неоправданно суровые наказания за диффамацию представляют собой нарушение права на свободу выражения мнения. ЕСПЧ, рассматривая своё первое дело о диффамации, отметил: «Наложение на автора наказания … равносильно своего род порицанию, которое вероятно, может отбить у него охоту заниматься подобной критикой в будущее. В контексте политических дискуссий подобный приговор, вероятно, отвратит журналистов от стремления внести вклад в публичное обсуждение проблем, затрагивающих жизнь общества. К тому же, санкция подобная этой могла бы помешать прессе выполнять свою задачу носителя информации и «сторожевого пса» общества».

Необходимо отметить, что ЕСПЧ никогда не поддерживал тюремное заключение за диффамацию. При рассмотрении дела «Кастеллс против Испании», Суд отметил: «Доминирующее положение, которое занимает Правительство, делает необходимым, чтобы оно демонстрировало сдержанность, когда встаёт вопрос от уголовном преследовании за критику, особенно когда имеются другие средства ответа на неоправданные нападки его противников или СМИ».

Правоприменительная практика Беларуси, в масштабах 2020-2022 года, пошла по пути преимущественно репрессивного характера использования административного и уголовного законодательства, регулирующего анализируемую сферу правоотношений и несоответствия принципам международного права.

В этой связи, следует разделять ограничения свободы слова, направленные на защиту прав и свобод других лиц, и криминализацию свободы слова под предлогом защиты прав человека. Если в первом случае, можно говорить о правомерном соблюдении ограничений МПГПП, то во втором, закон превращается в инструмент политических репрессий, совершенствуются механизмы злоупотребления правом для легитимации тоталитарных решений.

 

Главные изменения, произошедшие в данной сфере в последние два года (сравнение редакций УК от 01.02.2020. и 22.01.22.).

В ст. 188 УК (клевета) была ужесточена санкция, добавлено наказание в виде лишения свободы сроком до трёх лет.

Также санкция ужесточилась и по ст. 367 УК (клевета в отношении Президента Республики Беларусь). Санкция в части лишения свободы увеличилась с 4 лет до 5 лет, а по второй части с 5 лет до 6 лет лишения свободы.

Статья 368 УК (оскорбление Президента Республики Беларусь) претерпела те же изменения в части ужесточения санкции с 2 лет ограничения свободы до 4 лет ограничения свободы, с 2 лет лишения свободы до 4 лет лишения свободы. Сроки увеличились и по второй части указанной статьи с 3 лет как ограничения, так и лишения свободы до 5 лет как ограничения, так и лишения свобод.

Ст. 369 УК (оскорбление представителя власти) изменилась в части диспозиции. Ранее, преступление квалифицировалось по ст. 369 УК в случае публичного оскорбления представителя власти. В следствии изменений в объект преступления были включены также и близкие представителя власти («оскорбление представителя власти и его близких»). До изменений санкция статьи не включала в себя такой вид наказания как лишение свободы. Ныне действующая санкция ст. 369 УК предусматривает в том числе наказание в виде лишения свободы сроком до 3 лет.

 

Уголовная ответственность за диффамацию в Беларуси

Статья 130. Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни.

Ст. 130 УК Республики Беларусь в виде умышленных действий, направленных на возбуждение расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или иной социальной принадлежности. Указанную статью можно отнести к диффамации, так как правоохранительные органы применяют эту статью в том числе за комментарии в Интернете. Санкция предусматривает ответственность до 5 лет лишения свободы, если это не связано с насилием либо не повлекло смерть человека.

Правовое применение ст. 130 УК Республики Беларусь в Беларуси в период 2020 — 2022 года.

 

Количество привлечённых лиц.

Дата задержания.

Дата вынесения приговора и количество.

Наказание.

Примечание.

13 человек

2020 год

2021 год — 7

2022 год — 2

Не вынесен приговор - 4

4 г. 6 м. лишения свободы (за видео на ютуб-канале)

От 11 до 15 лет лишения свободы (в совокупности с иными статьями УК)

 

125 человек

2021 года

В отношении не менее 17 лиц вынесены приговоры в 2021 году.

 

 

 

 

 

 

 

 

В отношении не менее 3 лиц вынесены приговоры в 2022 году.

16 лицам назначено наказание в виде лишения свободы сроками от 3 лет до 6 лет.

1 лицу назначено наказание в виде года 6 месяцев ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа.

 

Приговор в виде лишения свободы сроком 3 года 6 месяцев.

Приговор выносился либо в рамках санкции ст. 130 УК РБ, либо в совокупности со ст. 367, ст. 368, ст. 361, ст. 366 УК РБ.

Не менее 79 лиц находятся на стадии предварительного расследования за комментарии по делу Зельцера.

5 человек

2022 год

На стадии предварительного расследования.

 

 

 

Всего по ст. 130 УК РБ в 2020 — 2022 году было привлечено 143 человека.

При этом усматривается, что в 2020 году обвинение по ст. 130 УК РБ было предъявлено исключительно значимым фигурам беларуского демократического движения: кандидатам в Президенты Республики Беларусь, правозащитникам, блогерам, а также активистам анархистского движения. В 2021 году тенденция применения ст. 130 УК РБ расширила своё применение на такие действия как выражение мнения в сети Интернет в качестве комментария. Любое публичное альтернативное мнение правоохранительными органами Республики Беларусь в 2021-2022 годах, которое не соответствовало официальной позиции государственных органов Республики Беларусь подлежало квалификации по статье ст. 130 УК РБ. При этом анализ комментариев обвиняемых, которые были привлечены по ст. 130 УК РБ, даёт основание утверждать о неправильном применении ст. 130 УК РБ. Обязательным квалификационным признаком ст. 130 УК является прямой призыв на совершение каких-либо действий в отношении определённой группы лиц, который в ряде случаев отсутствует. 

Статья 188. Клевета.

Ст. 188 УК, а именно распространение заведомо ложных, порочащих другое лицо сведений в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет, иной сети электросвязи общего пользования или выделенной сети электросвязи, либо клевета, содержащая обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Максимальный срок наказания по данной статье — лишение свободы до трёх лет.

Правовое применение ст. 188 УК Республики Беларусь в Беларуси в период 2020 — 2022 года.

 

Количество привлечённых лиц.

Дата задержания.

Дата вынесения приговора и количество.

Наказание.

Примечание.

Не привлекались.

2020 год

-

-

-

12 человек

2021 год

12 человек

7 лицам было назначено наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроками от 1 года 6 месяцев до 3 лет.

5 лицам в совокупности с иными статьями УК было назначено наказание в виде лишения свободы сроками от 1 года 6 месяцев до 4 лет.

 

Не привлекались.

2022 год.

-

-

-

 

Действия, которые были квалифицированы как клевета: указание в сети Интернет на факт фальсификации выборов в отношении конкретных лиц из числа избирательных комиссий, указание посредством расклеенных листовок в городе в отношении милиционера на факт руководства с его стороны задержаниями граждан в ходе мирных протестов, размещение комментария в сети Интернет о том, что сотрудник милиции участвовал в разгоне мирных акций протестов. Так же по ст. 188 УК был привлечён блогер за распространение видео на youtube-канале с информацией о высших должностных лицах Беларуси.

Статья 367. Клевета в отношении Президента Республики Беларусь.

Ст. 367 УК предусматривает отдельную ответственность за клевету в отношении Президента Республики Беларусь, которая содержится в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет. Санкция предусматривает также наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. В случае, если клевета сопряжена с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то санкция в виде лишения свободы увеличивается на срок до шести лет.

Количество привлечённых лиц.

Дата задержания.

Дата вынесения приговора и количество.

Наказание.

Примечание.

Не привлекались.

2020 год

-

-

-

20

2021 год

2021 год

3 лицам назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 3 года с направлением в учреждение открытого типа.

5 лицам назначено наказание в виде лишения свободы сроком от 1,6 года до 3 лет.

Не менее 4 человек находится на стадии предварительного расследования.

 

Остальным лицам был вынесен приговор в совокупности с иными статьями УК, что не даёт возможность разграничить наказание по диффамации.

Не привлекались.

2022 год.

-

-

-

 

Статья 368. Оскорбление Президента Республики Беларусь.

Ст. 368 УК также относиться к диффамации и предусматривает уголовную ответственность за публичное оскорбление Президента Республики Беларусь. Максимальная санкция — лишение свободы сроком до 4 лет. В случае оскорбления соединенного с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления санкция в виде лишения свободы увеличивается до 5 лет.

Правовое применение ст. 368 УК Республики Беларусь в Беларуси в период 2020 — 2022 года.

 

Количество привлечённых лиц.

Дата задержания.

Дата вынесения приговора и количество.

Наказание.

Примечание.

5 человек.

2020 год

Один приговор вынесен в 2020 году.

4 приговора вынесено в 2021 году.

Одному обвиняемому назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

Остальным 4-м обвиняемым назначено наказание в виде лишения свободы сроком от 2 лет до 7 лет в совокупности с иными статьями УК.

-

86 человек

2021 год

Не менее 45 человек был вынесен приговор в 2021 году.

Не менее 8 был вынесен в 2022 году.

Не менее 8 гражданам было назначено наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроком от 1 года 6 месяцев до 2 лет.

Не менее 24 гражданам было назначено наказание в виде лишения свободы сроком от 9 месяцев до 2 лет.

Остальные находятся в стадии предварительного расследования либо им назначено наказание в совокупности с иными статьями УК, что не даёт возможности разграничить наказание по ст. 368 УК.

 

7 человек.

2022 год.

Вынесен приговор в отношении 6 человек в 2022 году.

Назначено наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроком на 2 года, а также в виде лишения свободы сроком от 1 года до 3 лет (в совокупности с иными статьями УК, а также без).

-

Действия, которые были квалифицированы как оскорбление Президента Республики Беларусь: размещение комментария в социальной сети «В контакте» аудиозаписи «Лукашенко, уходи!», высказывания на мирных акциях протестов, сожжение макета с надписью «В Гаагу!» на дачном участке, изготовление ростовых кукол, а также за комментарии под различными публикациями и публикации карикатур, иронии, сарказма, анекдотов, песен и иные действия в адрес Лукашенко А.Г. В том числе был осуждён человек с инвалидностью (глухонемой) к лишению свободы. К лишению свободы за оскорбление Президента и представителя власти была привлечена женщина, имеющая на иждивении малолетнего ребёнка.

Статистика, приведённая выше — это статистика об известных делах в отношении обвиняемых, которые признаны политзаключёнными и является отражением лишь малой части дел по диффамации в Республике Беларусь. Фактически, дел в данной области гораздо больше.

Статья 369. Оскорбление представителя власти

Диспозиция ст. 369 УК — оскорбление представителя власти или его близких в связи с выполнением им служебных обязанностей, совершенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет. Санкция предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 3 лет.

Правовое применение ст. 369 УК Республики Беларусь в Беларуси в период 2020 — 2022 года.

 

Количество задержанных лиц.

Дата задержания.

Дата вынесения приговора и количество.

Наказание.

Примечание.

10 человек.

2020 год

Один приговор вынесен в 2020 году.

9 приговоров вынесено в 2021 году.

Одному лицу назначено наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроком на 2 года.

Двум лицам назначено наказания в виде лишения свободы сроком от 1,6 до 3 лет.

Остальным лицам наказание назначалось в совокупности с иными статьями.

-

182 человека.

2021 год.

Не менее 67 приговоров вынесено в 2021 году.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

8 приговоров вынесено в 2022 году.

Не менее 48 человек поучили наказание в 2021 году в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроком от 1 до 3 лет.

Одному человеку в 2021 году было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 3 месяца.

Не менее 23 человек в 2021 году по ст. 369 УК в совокупности с иными статьями УК получили наказание в виде лишения свободы сроком от 1 до 5 лет.

 

В 2022 году всем приговорённым лицам было назначено наказание в виде лишения свободы независимо от того в совокупности с иными статьями УК человек привлекался либо нет.

Не менее 79 лиц находятся на стадии предварительного расследования за комментарии по факту убийства Зельцера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 2022 году усматривается ужесточение применения санкции.

 

 

 

 

12 человек.

2022 год.

В отношении 11 лиц были вынесены приговоры в 2022 году.

8 человек получили наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроком от 1,6 до 2 лет.

3 человека получили в 2022 году наказание в совокупности с иными статьями УК в виде лишения свободы сроком от 1,6 до 3 лет.

 

 

Статья 391. Оскорбление судьи или народного заседателя

Законодатель дифференцировал также оскорбление судьи или народного заседателя в связи с осуществлением ими правосудия (ст. 391 УК). Максимально возможное наказание в рамках санкции по данной статье предусматривает ограничением свободы на срок до трех лет.

 

Количество задержанных лиц.

Дата задержания.

Дата вынесения приговора и количество.

Наказание.

Примечание.

2 человека.

2020 год

2021 год

Назначено наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроком на 2 года, так

-

13 человек.

2021 год.

 

 

Ст. 370 Надругательство над государственными символами.

Диспозиция данной статьи включает в себя надругательство над государственным гербом, флагом, гимном Республики Беларусь.

Санкция предусматривает в том числе ограничение свободы сроком до трёх лет, а также лишение свободы на срок до трёх лет.

Количество задержанных лиц.

Дата задержания.

Дата вынесения приговора и количество.

Наказание.

Примечание.

 Не привлечены.

2020 год

2021 год

Не менее 18 лицам назначено наказание в виде лишения свободы сроком от 1 года до 2 лет 6 месяцев.

 

Не менее 12 обвиняемым назначено наказание в виде ограничения свободы сроком от 1 до 2 лет.

Более высокое наказание назначено в совокупности с иными статьями.

31 человек.

2021 год.

2 человека.

2022 год.

2022 год.

Не менее одному человеку назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

Не менее одному человеку назначено наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа сроком на 3 года.

 

 

 

 

 

 

В совокупности с иными статьями.

 

Ст. 369-1 УК Дискредитация Республики Беларусь.

Диспозиция данной статьи - распространение заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, правовом положении граждан в Республике Беларусь, деятельности государственных органов, дискредитирующих Республику Беларусь, совершенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет, направленное на причинение существенного вреда государственным или общественным интересам.

Санкция также предусматривает ограничения свободы сроком до 4 лет, а также лишение свободы сроком до 4 лет.

Однако, нет данных о привлечении к ответственности лиц по данной статье, что говорит лишь об отсутствии данных в открытых источниках, но не об отсутствия правоприменительной практики.

 

Административная ответственности за диффамацию в Беларуси.

Помимо уголовной ответственности, в Беларуси существует и административная ответственность за диффамацию.

Ст. 10.2 КоАП Республики Беларусь — это умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Санкция указанной статьи предусматривает штраф. Вторая часть ст. 10.2 КоАП Республики Беларусь предусматривает помимо штрафа, также и административный арест уже за оскорбление в публичном выступлении либо в СМИ.

А также ст. 24.4 КоАП Республики Беларусь, которая предусматривает ответственность за оскорбление должностного лица государственного органа (организации) при использовании им служебных полномочий лицом, не подчинённым ему по службе. Вторая часть предусматривает ответственность за те же действия только высказанные публично. Санкция так же как и в ст. 10.2 КоАП Республики Беларусь, по первой части предусматривает штраф, вторая часть предусматривает как штраф, так и административный арест.

Делая выводы о правоприменительной практике в рамках административных и уголовных процессов, усматривается, что имея альтернативу квалификации действий как в рамках административного (более лёгкого) права, так и в рамках уголовного, действия граждан в период 2020 года — 2022 года квалифицировались исключительно по уголовным статьям. Нет данных о применении ст. 10.2 и ст. 24.4 КоАП Республики Беларусь.

 

Диффамация в РФ и последние изменения.

В УК РФ следующие статьи посвящены диффамации.

Ст. 128.1 УК — это клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, которая предусматривает в том числе наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет, если клевета, содержится в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо совершена публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», либо в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных. Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, грозит нарушителю уже лишением свободы на срок до трёх лет. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности либо тяжкого или особо тяжкого преступления грозит ещё большей санкцией — до 5 лет лишения свободы.

Ст. 319 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за оскорбление представителя власти. Указанная статья предусматривает наказание в виде штрафа, обязательных работ либо исправительных работ. В отличие от УК РБ указанная статья не предусматривает санкций в виде лишения свободы.

Так же в РФ предусмотрена и административная ответственность за диффамацию.

Ст. 5.61 КоАП РФ (оскорбление). Наказание ограничивается исключительно штрафными санкциями.

Ст. 5.61.1. КоАП РФ (клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию). Указанная статья административного кодекса полностью идентична части первой статьи 128.1 УК РФ, что порождает определённую коллизию в правоприменительной практике.

В целом, в законодательстве РФ ответственность за диффамацию предусмотрена в рамках гражданского законодательства.  Ст. 152 ГК посвящена непосредственно защите репутации (которая именуется защитой чести, достоинства и деловой репутации).

В 2022 году в УК РФ введена новая статья — ст. 207.3 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за  публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности. Максимальная санкция — лишение свободы сроком до 3 лет. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, с искусственным созданием доказательств обвинения, из корыстных побуждений, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, влекут наложение взыскания сроком от 5 до 10 лет. Если указанные действия повлекли тяжкие последствия, то срок лишения свободы увеличивается от 10 до 15 лет.

Также введена ст. 280.3 УК РФ, предусматривающая публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, совершенные лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года. Максимальная санкция — лишение свободы до 3 лет. Те же действия, повлекшие смерть по неосторожности и (или) причинение вреда здоровью граждан, имуществу, массовые нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо создавшие помехи функционированию или прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, грозят наложением наказания в виде лишения свободы сроком до 5 лет.

 

В 2022 году уже трое россиян, в том числе известный блогер Вероника Белоцерковская, стали первыми фигурантами уголовных дел, заведенных по новой уголовной статье, появившейся после российского вторжения в Украину. Дела возбуждены по ч. 2 ст. 207.3 УК РФ (публичное распространение по мотивам политической ненависти или вражды под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации о действиях вооруженных cил России). Блогер Белоцерковская (Belonika) ведет "Инстаграм", где у нее почти 900 тысяч подписчиков, и издает книги с кулинарными рецептами. В марте Белоцерковская в "Инстаграме" "опубликовала ряд записей", говорится в пресс-релизе СКР. "Под видом достоверных сообщений в них содержались заведомо ложные сведения об использовании вооруженных cил Российской Федерации для уничтожения городов и гражданского населения Украины, в том числе детей, в ходе проведения специальной военной операции на территории указанного государства", — сказано в заявлении. "Таким образом, своими публикациями она дискредитировала органы государственной власти и вооруженные силы", — делает вывод следствие. Решается вопрос об объявлении ее в международный розыск, сообщил СКР.

Еще два дела возбуждены в Томской области на основании материалов регионального управления ФСБ. "Подозреваемые разместили в одной из социальных сетей и мессенджерах под видом достоверных сообщений заведомо ложную информацию о потерях российских военнослужащих, а также об их действиях на территории Украины", - сказано в пресс-релизе. Имена подозреваемых не называются. Известно, что это жительница ЗАТО город Северск и житель Томска. Суд избрал в отношении них меру пресечения в виде запрета определенных действий.

В целом, ситуация в РФ в некоторой степени до последнего года была несколько лучше, нежели в Беларуси. В УК РФ отсутствовало такое большое количество уголовных статей за диффамацию, а по тем статьям, которые там имелись санкции были значительно ниже. Всё же для правоприменительной практики РФ было более свойственным применение гражданского законодательства в этой сфере и исковой порядок разрешения проблем посредством взыскания денежных средств. Однако, стоит заметить, что в 2022 усматривается резкое ухудшение в области диффамации в РФ.  Вносятся поправки ужесточающие ответственность за высказывания в публичном пространстве, что свидетельствует о том, что ситуация в РФ приближается по своему несоблюдению принципов и норм международного права к идентичной ситуации в РБ и просматривается усиление цензуры и ответственности.

 

Обзор законодательства Украины в области диффамации:

Украина является одной из первых стран в СНГ, которая  декриминализировала диффамацию.

Уголовная ответственность за клевету существовала в национальном законодательстве до 2001 года, поскольку в стране  действовал Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. С принятием же новой редакции Уголовного кодекса Украины статьи о клевете и об оскорблении в сферу регулирования нового правового акта не вошли.

После того как в 2001 году в Украине была исключена уголовная ответственность за клевету, дела о распространении недостоверной информации рассматривались только в порядке гражданского судопроизводства.

Следует отметить, что украинское законодательство содержит ряд механизмов защиты прав в случае распространения недостоверной информации. В соответствии со ст. 297 и 299 Гражданского кодекса Украины закрепляется право каждого на уважение его достоинства и чести, а также на неприкосновенность деловой репутации.

В соответствии с ч. 3 ст. 297 Гражданского кодекса Украины при нарушении этих прав лицо может обратиться в суд с иском об их защите. Гражданским законодательством также установлено возмещение морального вреда, причиненного распространением недостоверных сведений или информации, а также возможность опровержения распространенной недостоверной информации.

Необходимо отметить, что гражданская диффамация в Украине активно применялась как до 2001 года, т.е. еще до декриминализации диффамации, так и в настоящее время.

После 2001 года не единожды предпринимались попытки вернуть статьи об оскорблении и клевете в Уголовный кодекс Украины. Такие поправки лоббировали несколько депутатов Верховной Рады Украины, однако безрезультатно.

Международные стандарты в области права на доступ к информации СМИ и соответствие им национального законодательства Республики Беларусь

Свобода выражения мнения включает в себя право прессы и других СМИ на доступ к государственной информации, а также права осуществлять комментарии по вопросам общественной и политической значимости.

Согласно ст. 25 МПГПП право на доступ к информации предполагает право СМИ на доступ к информации, касающейся государственных вопросов, а также право широкой общественности получать продукцию СМИ.

Это положение конкретизируется в пункте 19 Замечаний общего порядка № 3, который предусматривает обязанность государств-участников пакта учредить необходимые процедуры, позволяющие населению получить доступ к информации, например, при помощи законодательства о свободе информации. Властям следует обосновывать любой отказ в предоставлении доступа к информации.

В Республики Беларусь основным регулятором общественных отношений в сфере СМИ выступает Закон Республики Беларусь от 17.07.2008 N 427-З «О средствах массовой информации». Данный закон напрямую ограничивает право СМИ в доступе к освещению вопросов в области государственной политики.

Изменениями, внесенными Законом Республики Беларусь от 24.05.2021 № 110-З, установлен запрет на распространение информации, содержащей результаты проведенного без аккредитации опроса общественного мнения по поводу общественно-политической ситуации в стране, республиканского референдума, выборов Президента, депутатов и членов Парламента.

Кроме того, установлена административная ответственность  по ст. 10.21 КоАП Республики Беларусь, которая наступает в случае проведения исследований и опубликование результатов опросов общественного мнения, относящихся к общественно-политической ситуации в стране, республиканским референдумам, выборам Президента Республики Беларусь, депутатов Палаты представителей, членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, без получения соответствующей аккредитации.

Учитывая ограниченность социологических структур, аккредитованных в вышеперечисленных вопросах, данное положение носит явно дискриминационный характер и нарушает гарантированные пактом права на доступ к информации.

Отметим, что согласно ч. 1 ст. 38 Закона Республики Беларусь от 17.07.2008 N 427-З «О средствах массовой информации» в средствах массовой информации и на интернет-ресурсах запрещается публиковать информацию от имени организаций, не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию (перерегистрацию) в случаях, когда такая регистрация (перерегистрация) является обязательной в соответствии с законодательными актами, а также организаций, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение уполномоченного государственного органа об их ликвидации.

По данным правозащитного центра «Весна» в Беларуси было ликвидировано 275 негосударственных организаций. Такая ликвидация организаций негосударственного сектора существенно ограничивает доступ к альтернативной информации в вопросах государственной политики.

Анализируемой статьей также установлен запрет на публикацию информации, направленной на пропаганду войны, экстремистской деятельности или содержащей призывы к такой деятельности, порнографии, насилия и жестокости, в том числе пропагандирующей или побуждающей к самоубийству, другой информации, распространение которой способно нанести вред национальным интересам Республики Беларусь или запрещено настоящим Законом, иными законодательными актами.

Широкая формулировка термина «информация, распространение которой способно нанести вред национальным интересам» на практике приводит к тому, что любое публичное выражение мнения, не совпадающее с официальной государственной позицией,  является уголовно наказуемым.

В 2021 году белорусские суды признали экстремистскими практически все крупные независимые СМИ. В республиканский список экстремистских материалов были включены такие авторитетные в Беларуси интернет-ресурсы как «Тут.бай», «Радио-свобода», а также множество телеграмм-каналов.

 При этом, распространение любой информации, содержащейся на «экстремистских» ресурсах, вне зависимости от контекста влечет административную ответственность по ст. 19.11 КоАП Республики Беларусь.

В Беларуси с 29.08.2014 по 15.03.2022 согласно данным правозащитного центра «Весна» за распространение экстремистских материалов по ст.19.11 КоАП к ответственности было привлечено 226 человек.

Анализируя практику применения антиэкстремистского законодательства в Республике Беларусь, можно сделать вывод об использовании его положений не в целях защиты национальных интересов, а ограничения свободы слова и усиления контроля над обществом.

Таким образом, происходит ущемление прав граждан на доступ к информации через СМИ, связанной с государственной политикой, в том числе по вопросам избирательного права.

В свою очередь, согласно МПГПП все государства, присоединившиеся к нему, берут на себя обязательство «…принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями настоящего Пакта для принятия таких законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в настоящем Пакте».

Таким образом, несмотря на принятые обязательства, Беларусь не создала правовые условия, обеспечивающие доступ населения к информации и выражения мнения по политическим и общественным вопросам. Напротив, в национальное законодательство внесены положения, направленные на ограничения права на доступ к информации СМИ, касающейся государственной политики. Практически отсутствует возможностью получать и распространять информацию из негосударственных источников. Законодательства о свободе информации не сформировано.

 

Предложения по изменению законодательства в области диффамации:

На основании анализа международных норм в сфере свободы слова, можно сделать вывод о том, что в основе национального законодательства о диффамации должен быть заложен баланс между правом на выражение своего мнения и правом на защиту чести и репутации.

Анализ национальных норм в законодательстве различных государств показывает, что в странах демократического блока положения об уголовной и  административной ответственности за клевету или оскорбление, отсутствует. Восстановительная функция права реализуется за счет применения механизмов гражданско-правовой ответственности.

Законодательство, тоталитарных государств, идет по пути ужесточения ответственности в сфере диффамации, при этом, под усиленной защитой норм уголовного права находятся представители государственной власти: государственные служащие, полиция, военные.

В Беларуси в настоящее время отсутствуют какие-либо тенденции, позволяющие предполагать, что вопросы изменения законодательства в сфере декриминализации клеветы и оскорбления будут решаться в самое ближайшее время.

В случае, если такие предпосылки возникнут необходимо, чтобы процесс по декриминализации диффамации проходил в обстановке гласности, открытости, широкой общественной дискуссии, постоянно оставаясь в сфере пристального внимания журналистского сообщества и населения Беларуси.

Полагаем, что в современном демократическом обществе органы государственной власти, не должны признаваться уязвимой социальной группой, а должны быть открыты для критики. Общество имеет право оценивать принятые ими решения.

Исключение уголовной и административной ответственности за клевету и оскорбления будет способствовать реализации свободы слова, обеспечит соответствие международному принципу высокой степени ответственности перед обществом государственных служащих и допустимости открытой критики со стороны СМИ.

В этой связи целесообразным видится разработка проекта Закона  «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь по вопросам совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства», которым необходимо предусмотреть полное исключение из Уголовного кодекса Республики Беларусь таких статей как «Клевета в отношении Президента Республики Беларусь», «Оскорбление Президента Республики Беларусь», «Оскорбление судьи или народного заседателя» и «Оскорбление представители власти», что будет серьезным и прогрессивным шагом на пути либерализации белорусского диффамационного законодательства.

Отметим, что при необходимости возможны промежуточные меры на пути к декриминализации ответственности в сфере диффамации: отмена наказания в виде лишения свободы, ареста или ограничение свободы с направлением в исправительное учреждение.

Таким образом, должна произойти декриминализация диффамации, то есть уголовная диффамация должна быть отменена и заменена на соответствующее гражданское законодательство. В настоящее время в Гражданском кодексе Республики Беларусь существуют положения, позволяющие реализовать права на возмещение убытков и морального вреда, а также на опровержение порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений. Внесение каких-либо дополнительных предложений в гражданское законодательство в связи с декриминализацией диффамации не требуется.

Из УК Республики Беларусь должны быть исключены статьи 367, 368, 369, 369-1, 391.

Также необходимы изменения в области правового регулирования отношений в сфере СМИ. Целесообразным видится внесение изменений в действующий в настоящее время Закон Республики Беларусь «О СМИ». Принятия отдельного нормативного правового не требуется, однако название закона необходимо изложить в новой редакции: «О свободе СМИ».

Учитывая, что в случае перехода Республики Беларусь от тоталитаризма к демократическим ценностям изменение норм права будет всеобщим масштабным процессом. Именно в этих условиях целесообразно избрать модель плавного реформирования законодательства, которое может быть реализовано путем внесения изменений в действующие нормативные правовые акты, а не посредством массовой отмены и принятия новых законов.

Тем более, что сама структура Закона «О СМИ» включает демократические принципы деятельности СМИ, а также положения, которые могут быть либерализированы путем внесения изменений.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!