244

«Что ты можешь сказать про свою левую ногу?» Как задавать вопросы для ярких историй

27.10.2020

Театральный критик и журналист Елена Мальчевская о том, как техники документального театра позволяют журналисту не просто добыть информацию, а «раскопать» крутую историю героя.

Современный документальный театр использует для создания произведений реальные документы: это не только архивные выписки, но и протоколы, истории людей, которые они сами рассказали или личные вещи — вся та реальность, которая нужна режиссеру, просто монтируется определенным образом.

Документальный театр вывел на сцену тех героев, которые обычно не имели права голоса: простые рабочие, шахтеры, слесари, проститутки, бомжи, гастарбайтеры — люди, которые вряд ли стали бы героями. И вдруг их опыт, их язык оказывается интересен исследователям, создателям спектаклей, зрителям.

— Если вы работаете с информационной повесткой, этот инструментарий применить сложней. Он скорее для интервью-портретов, лонгридов, когда нужно из человека «достать» историю. И чем интереснее и детальнее она будет, тем лучше, — рассказала Елена Мальчевская на воркшопе «Мне только спросить…». Вербатим в технике журналистского интервью», который провело Учреждение «Центр подготовки медиаспециалистов «Медиатренер» в рамках Антивирусного онлайн-марафона. — Для рассказа об изменяющих общество процессах, когда нам нужен панорамный срез общества, поколенческое исследование, эта техника тоже очень хорошо подходит.

 

Так что же такое вербатим?

Все, что говорит герой, фиксируется дословно на диктофон и видеокамеру, как есть, и снимается, как есть — со всеми паузами, косноязычием, оговорками, повторами, нецензурными выражениями. Драматург эти разговоры может только монтировать, не вправе ничего вычеркивать.

Текст переходит к актеру. И тот не только читает, но и слушает запись, а на сцене просто воспроизводит этого человека и этот текст со всеми его особенностями.

Задача журналиста – раскопать историю. Для создания «картинки» нужно использовать что-то из этих инструментов: один вопрос, один прием, четкое представление, какая история вам нужна, или часть этой истории.

 

Какие стратегии срабатывают

Это сложный момент для журналиста, потому что мы привыкли к работе другого рода. Искренне советую начинать не с интервью. Попробуйте просто заговорить с незнакомым человеком. Инструментарий нарабатывается с опытом, не факт, что получится с первого раза.

Стратегия воинствующего профана. Во время вербатима можно позволить себе не готовиться и расспрашивать обо всем собеседника.

Метод идиотского вопроса. Журналисты часто берегут свою репутацию и не задают такие вопросы. Однако читатели не готовятся к интервью, могут не вникать так глубоко в тему, как журналист или эксперт. Иногда просить объяснить что-то простыми словами – это хорошо работающий метод.

Метод неудобного вопроса. Например, спросить у человека: «Что ты можешь сказать про свою левую ногу?». Один вспомнит о травме, другой — о футболе, третий — что его когда-то укусила собака. Отсылка к телу человека всегда хорошо работает. Так вы можете выйти на какую-то историю.

Для хорошей истории важно задать вопрос так, чтобы ответ, формулировался на ходу — это очень важное свойство вербатима.

 

Как остановить «пластинку»?

Есть вопросы, на которые у человек уже заготовлен ответ. Этот ответ в технике вербатим называется «пластинка». Как журналисты мы чаще всего работаем с «пластинками».

Как раз задача вербатима — вывести человека из «пластинки», добиться новой оригинальной истории.

Когда мы общаемся с героями на сложные темы, интервью может длиться долго и быть еще разбито по времени. Нет однозначного ответа на вопрос, как быстро можно убрать «пластинку». Предстоит действовать по ситуации, делать то, чего обычно журналист не делает. В вербатимном разговоре важно расположить человека к себе, чтобы он рассказал что-то интимное, важное. Можно рассказать какую-то свою историю. Можно начать перебивать сразу: «Нет-нет, я не про то, расскажите мне». Или, наоборот, дать ему проиграть «пластинку» и сбить каким-то вопросом.

Нам нужно вывести человека на детали, чтобы он рассказывал о них.

Например, при подготовке материала о знаковых общественно-политических событиях можно спросить у человека, что он делал в этот день, где был, что на нем было надето. Хорошо работает пересказ диалогов.

 

Что не работает для вербатима?

Как правило, вымарываются байки.

Не нужно саморефлексии. Человек может проговорить, если это нужно ему, но вряд ли вы возьмете это в текст, если там нет конкретики, а лишь описание своих чувств: «Это был трудный период моей жизни».

И еще один момент — великая биография. Обычно людям пожилого возраста важно показать все свои награды, грамоты. Тут есть разные варианты действия со стороны журналиста. Можно все прослушать, а потом начать задавать свои вопросы и выводить человека на историю, которая нужна вам. Это очень тонкий момент. Многие драматурги документального театра говорят, что первых 40 минут разговора они, как правило, не используют в материале — это моменты подстройки, когда человек проигрывает свои «пластинки», привыкает.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!