526

Бьют, стреляют, бросают на сутки. Как во время протестов работают журналисты в Беларуси

12.10.2020 Крыніца: TUT.BY

С начала года Белорусская ассоциация журналистов зафиксировала более 400 случаев преследования журналистов за их профессиональную деятельность. В «копилке» репрессий — повреждение и изъятие техники, задержания, избиения, стрельба резиновыми пулями, штрафы, административные аресты за «участие в митингах» и «неподчинение законным требованиям милиции», уголовные дела. И в этой тактике выжженной земли все еще появляются новые методы. Например, вчера журналистов задерживал сотрудник пресс-службы минской милиции. Такого в истории Беларуси еще не было.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Два месяца назад министр внутренних дел Юрий Караев выразил свою «принципиальную позицию — журналистов не трогать». Это произошло спустя три дня после брутального разгона первых протестов, когда некоторые журналисты, в том числе иностранные, как и другие задержанные, были избиты при задержании, провели ночь на земле, а потом были брошены в переполненные камеры, где счастлив был тот, кто поел раз в сутки.

Рассказы об избиении белорусских, российских, украинских и других иностранных корреспондентов облетели весь мир, и, казалось, власть сделает выводы, что бить и незаконно удерживать журналистов для имиджа государства выходит куда дороже. Но события последних двух месяцев показывают, что позиция «журналистов не трогать» не такая уж принципиальная. Более того, последние задержания говорят о том, что журналисты в жилетах «Пресса», наоборот, стали мишенью для преследования.

11 октября акции протеста в Минске и регионах планировали освещать десятки независимых журналистов, но многие из них даже не успели попасть к месту сбора. И если в областных центрах прессу отпустили через три часа после формальной проверки документов, то минские независимые журналисты провели почти всю ночь в Октябрьском РУВД. Их вот-вот обещали выпустить, и двум корреспондентам «Комсомольской правды» в Беларуси» посчастливилось выйти без административных протоколов. Но ближе к ночи сотрудник милиции объявил: в отношении всех, кого забирали «сверить аккредитации», будет начат административный процесс. На этот раз — якобы за неподчинение законным требованиям сотрудников милиции (ст. 23.4 КоАП, наказывается штрафом от 2 до 50 б. в. или арестом до 15 суток). Забегая вперед, отметим, что журналистов разных изданий задерживали в разных частях города, в разное время и разные сотрудники, но в протоколах один и тот же набор свидетелей-милиционеров.

 

Какую аккредитацию хотят от журналистов?

Давайте разберемся, может ли милиция вообще «проверять аккредитацию» у журналистов — именно под этим предлогом прессу чаще всего увозят в РУВД.

Сотрудники органов внутренних дел имеют право проверять у граждан при подозрении в совершении ими преступлений, административных правонарушений документы, удостоверяющие их личность, а также документы, необходимые для проверки соблюдения ими правил, надзор и контроль за выполнением которых возложены на органы внутренних дел (статья 25 Закона «Об органах внутренних дел»).

Слово «аккредитация», кажется, знает уже каждый сотрудник милиции, но зачастую не в том контексте. Аккредитация как право на ежедневную работу требуется только от корреспондентов иностранных изданий, удостоверение они получают в Министерстве иностранных дел (статья 35 закона «О СМИ»). Журналисты белорусских СМИ никакой аккредитации даже в теории получить не могут, у них есть удостоверение, где указаны личные данные, издание, должность. Иногда аккредитация выдается на определенные мероприятия — его организаторами, но на акцию протеста ее никто никогда никому не выдает.

Более того, для работы на массовых мероприятиях никакая аккредитация от «организаторов» и не требуется. Статья 10 закона «О массовых мероприятиях» четко разъясняет, какие документы должны быть при себе у журналиста:

  • документ, удостоверяющий личность

  • служебное удостоверение журналиста СМИ (для сотрудника белорусского издания)

  • документ, подтверждающий аккредитацию журналиста иностранного средства массовой информации в Республике Беларусь (для сотрудника иностранного издания).

Также уточняется, что журналист на акции должен иметь «ясно видимый отличительный знак представителя средства массовой информации».

В законе не уточняется, какой именно должен быть отличительный знак. Как правило, журналисты работают в жилетах «Пресса», на шее висит бейдж «Пресса» (по желанию может быть и то, и другое). Это требование относится ко всем журналистам, независимо от того, на какое издание они работают — государственное или частное, белорусское или иностранное, независимое или провластное.

Внимательные зрители могли заметить, что журналисты государственных телеканалов это требование игнорируют: работают без жилетов и без бейджей, на одежде у них нет никаких отличительных знаков, зачастую вместо крупных видеокамер используют небольшие фотоаппараты, на микрофонах нет логотипа телеканала. Были ли привлечены к ответственности за это журналисты госСМИ? Нет.

Так журналисты ОНТ работали на женском марше 5 сентября. Андрей Александров (справа)

На этом фото можно увидеть, как были «обозначены» журналисты ОНТ 5 сентября (справа — корреспондент Андрей Александров, которого часто можно встретить на акциях протеста), когда они работали на женском марше возле Комаровки: ни бейджей, ни жилетов «Пресса». Отметим, что журналист «Радио Свобода» Алесь Пилецкий, который на этой же акции работал с бейджем, жилетом и действительной аккредитацией от МИД, сегодня побывал в отделении милиции, где в отношении него начат административный процесс, вероятнее всего, как на «участника массового мероприятия».

Фото: из личного архива Алеся Пилецкого

Журналист БТ и председатель Белорусского союза журналистов Андрей Кривошеев в эфире программы Владимира Соловьева отмечал, что корреспондентам госТВ непросто работать на акциях протестов, где они сталкиваются с негативным к себе отношением, а впоследствии и травлей. Однако Закон «О массовых мероприятиях» никаких исключений на этот счет не делает: любой журналист должен иметь ясно видимый отличительный знак представителя СМИ.

«Отказываются покинуть определенное место»

Ситуация с задержанием журналистов начала ужесточаться летом — с началом избирательной кампании. Сначала журналистов задерживали, возили с демонстрантами и случайными прохожими в автозаках, доставляли в РУВД, куда иногда прибывали сотрудники пресс-службы, и после проверки документов корреспондентов освобождали. Впрочем, уже тогда против журналистов применяли физическую силу.

В сентябре задержали шестерых журналистов (TUT.BY, БелаПАН, «Комсомольская правда» в Беларуси») и вопреки ожиданиям не отпустили ни через три часа, ни назавтра. Суд постановил признать журналистов виновными в участии в шествии, где они на самом деле работали — делали репортаж. Наказание — трое суток ареста, которые корреспонденты и так отбыли до и во время суда.

Следующий виток репрессий — 11 суток ареста фотографам «Новага часу» и TUT.BY, ребята, поймав после акции интернет в кафе, отправляли фото в редакцию, внезапно в зал ворвался ОМОН, который их задержал. Как и в случае с шестью задержанными коллегами, в протоколе были указанные неверные данные, которые в суде опровергли свидетели и видео, но протоколы «доработали», и журналисты получили свой срок — якобы за участие в акции, где они на самом деле работали — снимали фоторепортаж.

 

11 октября, вероятнее всего, в Минске был задействован новый метод: теперь журналистов, доставленных в РУВД для проверки документов, спустя более чем три часа после задержания обвиняют в том, что они отказывались «покинуть определенное место, необходимое для обеспечения общественного порядка, а также для личной и общественной безопасности граждан», все 13 задержанных журналистов — из разных изданий, задержанных в разное время, разными милиционерами, в разных местах. Еще двое задержанных вчера журналистов — уже в изоляторе на Окрестина, ждут суда (за «участие в акции», «неподчинение законным требованиям милиции»).

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Так теперь выглядят свидетели-милиционеры, которые проходят по делам журналистов, — в балаклавах и с выдуманными именами. Напомним, что ПИКоАП на данный момент не предусматривает таких мер сокрытия свидетелей. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Когда глава МВД делал принципиальное заявление «журналистов не трогать», он сделал оговорку «кроме случаев, где они становятся между нарушителями и силами правопорядка». Вероятно, сейчас мы наблюдаем попытку выставить журналистов нарушителями, которые встали между демонстрантами и силовиками. Но в суде снова будут предъявлены видео и свидетели, которые расскажут, как на самом деле работали журналисты до задержания.

Кстати, 11 октября четверых журналистов (БелаПАН, ТАСС, «Новы час») задерживал сотрудник пресс-службы минской милиции Роман Лашкевич — именно он после проверки удостоверений и аккредитаций заявил, что нужно проследовать в РУВД. Такого в истории Беларуси еще не было. Мы обратились к Роману за комментарием, в том числе с вопросом, почему его имя не указано ни в одном протоколе задержания журналистов, однако пока ответа не последовало. В пресс-службе МВД пока также не смогли прокомментировать ситуацию.

Задержание журналистов 11 октября. Фото: "СБ. Беларусь сегодня"
Момент задержание журналистов БелаПАН, ТАСС, «Новы час» 11 октября. Фото: «СБ. Беларусь сегодня»

Кстати, журналистов российских изданий (ТАСС, «Россия сегодня») из РУВД Октябрьского района вчера отпустили — как граждан Беларуси, так и России. Пока еще не было случаев, чтобы сотрудников российских СМИ причисляли к «демонстрантам» или «неподчинившимся», хотя задерживают их регулярно, были они и среди избитых после выборов. Этот вопрос перед Лукашенко ставила глава телеканала Russia Today Маргарита Симоньян, на что услышала предложение «перевернуть эту страницу».

«Поддержали требование провести расследование»

Почти три месяца прошло с момента, когда при задержании избили журналиста «Радио Свобода» Антона Трофимовича. В больнице зафиксировали перелом носа. Как рассказал TUT.BY Антон, уголовное дело по его заявлению все еще не возбуждено, проверка приостановлена в связи с тем, что в Следственный комитет не могут предоставить судебно-медицинскую экспертизу.

После избиения Трофимовича более 200 журналистов обратились в Генеральную прокуратуру, МВД, Министерство информации с призывом остановить преследование журналистов. Силовики заявили, что никаких нарушений не нашли, а пострадавшие должны сами писать заявления.

Первый замминистра информации Павел Легкий прислал ответ уже после 9 августа и брутального разгона акций.

— Поверьте, события последних дней, в том числе факты применения насилия в отношении журналистов, не оставили нас равнодушными. И сложившаяся ситуация коснулась не только журналистов негосударственных или иностранных СМИ — всего журналистского сообщества, — отмечено в документе. — Во избежание подобного, в целях налаживания конструктивного диалога между представителями СМИ и органами внутренних дел 14 августа Мининформом была проведена встреча руководства ведомства с журналистами ряда средств массовой информации и интернет-ресурсов, на которой присутствовали также представители МВД, журналистских общественных объединений — Белорусского союза журналистов и Белорусской ассоциации журналистов. Центральной темой встречи стали факты задержания сотрудников СМИ и применения к ним силы органами правопорядка. На встрече еще раз было подчеркнуто право журналистов СМИ, работающих в Беларуси, свободно осуществлять журналистскую деятельность в соответствии с законодательством. Министр информации высказал свою четкую позицию о недопустимости любых форм проявления насилия в отношении журналистов. Состоялся весьма непростой, но, как мы считаем, все же полезный диалог. В ходе мероприятия прозвучали предложения по упреждению подобных ситуаций, налаживанию сотрудничества с представителями МВД. Мы поддержали требование представителей медиасообщества провести справедливое расследование по фактам применения насилия в отношении людей журналистской профессии.

Нам по-прежнему неизвестно ни об одном уголовном деле, в том числе по факту выстрела в журналистку «Нашай Нівы» Наталью Лубневскую, которая с 10 августа до сих пор находится на больничном (38 дней она провела в больнице).

— Условия работы журналистов изменились с тяжелых на катастрофические, — отмечается в заявлении Белорусской ассоциации журналистов. — Если до выборов было зафиксировано 23 нарушения прав журналистов с начала года по 8 мая, то с 9 мая по 12 октября — более 400. После выборов было задержано более 230 журналистов. Сообщалось о пытках после задержания, повреждении или изъятии оборудования, многие журналисты были задержаны, наказаны административным арестом или штрафом. Трое журналистов были ранены резиновыми пулями. Ни один из этих фактов не привел к возбуждению уголовных дел в отношении виновных в нарушении прав журналистов.

Воспрепятствование законной деятельности журналиста — это преступление (ст. 198 УК, максимальное наказание — до 3 лет лишения свободы). Журналисты периодически обращаются в Следственный комитет с подобными заявлениями, однако фактов о возбуждении уголовных дел нет.

БАЖ отмечает и другие нарушения свободы слова в связи с избирательной кампанией: блокировка интернета в Беларуси в первые дни после выборов и его постоянные ограничения во время массовых акций протеста. А также ограничения доступа к сайтам, освещающим политическую ситуацию в стране, негласный запрет на печать и распространение общественно-политических газет («Народая воля», «Комсомольская правда» в Беларуси» и другие), официальные предупреждения Министерства информации многим СМИ, отказы Министерства иностранных дел в рассмотрении заявок на аккредитацию иностранных корреспондентов и ужесточение новой аккредитации для журналистов иностранных СМИ.

 

— Особую тревогу вызывает уголовное дело в отношении главного редактора «Нашай Нівы» Егора Мартиновича и лишение информационного портала TUT.BY статуса СМИ, — отмечается в заявлении.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Нынешняя власть всегда пыталась удержать монополию на информационную повестку, — говорит зампредседателя БАЖ Олег Агеев. — И сегодня власть делает все, чтобы независимым СМИ было работать как можно сложнее. Однако план задушить свободу слова, как мы видим, не срабатывает. Социальные сети, активность читателей помогает редакциям даже в таких условиях доносить информацию читателям. Несмотря на штрафы, аресты и другие репрессии, журналисты демонстрируют стойкость и высокий профессионализм. Нам неизвестно, чтобы журналисты независимых медиа, почувствовав давление власти, стали массово увольняться. Наоборот, мы знаем, что увольняются журналисты государственных СМИ и пытаются устроиться на работу в негосударственные.
Читать полностью:  https://news.tut.by/society/703776.html?tg

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!