НЕ - ВАЙНЕ!
711

“Будьте осторожны с теми, кто хочет сделать вам смешно!” Как карикатура в медиа влияет на белорусскую аудиторию

30.11.2022 Крыніца: Аўтар для Беларускай асацыяцыі журналістаў

В СМИ наблюдается постепенная реинкарнация карикатуры. В независимых медиа это, к примеру, может быть иллюстрация-постирония по поводу ухода McDonald’s. А вот в официальной прессе рисованные картинки прочно входят в арсенал пропагандиста. Одним из ярких примеров этому стали иллюстрации в газете “Мінская праўда”. Но на кого рассчитаны нехитрые шаржи? Удается ли с их помощью добиваться идеологического эффекта? Не затрагивая вопрос художественной ценности иллюстраций, поговорили с психологом и экспертом по пропаганде о том, какое влияние рисованные нарративы оказывают на аудиторию.

“Где были наши карикатуры на их политических деятелей, на их валюты?”

В условиях, когда независимые медиа испытывают очевидный дефицит в визуальных средствах, они стали чаще обращаться к карикатуре. Так, на сайте “Белсата” публикуются обзоры основных событий, которые иллюстрирутся рисунками от Дэ Лёса.

Или, к примеру, издание “Салідарнасць”  — оно периодически размещает к комментариям и аналитическим статьям картины авторства российского художника Васи Ложкина.

Нельзя сказать, что до 2020 года карикатура игнорировалась государственными СМИ. Но иллюстрации, которые чаще были посвящены социальным и коммунальным проблемам, носили скорее миролюбивый, а не воинствующий характер.

Однако политическая ситуация принципиальным образом все изменила, и карикатура стала широко использоваться пропагандой. Этот инструмент, в частности, взяла на вооружение областная газета “Мінская праўда”.

С одной стороны, в иллюстрациях, автором которых указан Антон Островский, подсвечиваются актуальные темы: война в Украине, регулирование цен в магазинах, газовый конфликт между Западом и Россией. С другой — используемые образы и подписи являют собой пример тенденциозной подачи и избыточной оценочности иллюстрируемых событий.

Лидеры демократических сил, чиновники Евросоюза, журналисты независимых медиа изображаются в уничижительном виде — как драконы, церберы, гиены.

Когда же речь заходит о белорусской и российской власти, то это будет непременно богатырь с окладистой бородой или крестьянин, который зашивает карту Беларуси, “раздираемую внешними врагами”. Примечательно, что в этом случае автор карикатур на личности предпочитает не переходить: мало ли что…

Обычно рисунки сопровождаются незамысловатыми подписями, за которыми отчетливо просматривается прогосударственная позиция автора и редакции. Например, одна из текстовок к карикатуре, посвященной ситуации на рынке валют, уверяет: “Штаты изобрели только одну вещь — доллар. Остальное они купили”.

Очевидно, что плотная очередь из политических карикатур, которые публикуются буквально в каждом номере газеты, выдается при одобрении и всецелой поддержке со стороны власти.

Как-то на критику пользователей соцсетей Telegram-канал Министерства информации отреагировал словами старшего преподавателя факультета журналистики Белгосуниверситета Дмитрия Синявского:

— Карикатура — мощнейшее оружие! Когда смотришь, сколько над нашей и российской национальными валютами насмехались, сколько карикатур на Путина и Лукашенко, просто удивляешься, как мы раньше мало обращали внимание на такие информационные атаки. Где были наши карикатуры на их политических деятелей, на их валюты? Во время ВОВ карикатура имела главенствующее значение. Это сейчас самый важный газетный контент для интернета. Напечатали в газете, распространите дальше.

“Происходит дегуманизация оппонентов”

Политические карикатуры, представленные в “Мінскай праўдзе”, являют собой типичный пример пропаганды, солидарны в своих оценках психолог Наталья Скибская (Беларусь) и эксперт по пропаганде и дезинформации, доцент Видземского университета прикладных наук Солвита Денис-Лиепниеце (Латвия), к которым за комментарием обратилась Белорусская ассоциация журналистов.

— Образы недругов наделяются отрицательными характеристиками, чтобы вызывать у читателей чувство отвращения, — обращает внимание Наталья Скибская. — Таким образом аудитории внушают, что изображенный объект — опасный, то есть его следует избегать.

Люди как биологические существа, проводит аналогию психолог, увидев сгнивший фрукт, испытывают чувство брезгливости и отказываются от его употребления, потому что это “заразно, опасно и может нас разрушить”. Так же воспринимаются образы хищников и чудовищ, которыми изображаются противники власти.

Наряду с этим происходит более осмысленный процесс по дегуманизации оппонента, замечает Солвита Денис-Лиепниеце.

— На карикатурах “Мінскай праўды” Европейский союз, НАТО, страны Балтии и Польши, а также лидеры этих государств изображены в качестве дегуманизированных объектов — драконов, мышей и прочей нечисти, — говорит эксперт по пропаганде и дезинформации. — Подобную тактику мы могли наблюдать в агитационных карикатурах-плакатах, которые использовались для того, чтобы настроить и подготовить население Германии к истреблению евреев.

Хотя эти простые приемы давно известны, и их степень опасности не может быть переоценена, но они по-прежнему эффективны и работают.

— Все используемые образы — архетипические, с помощью их идет обращение к нашей биологической прошивке, — объясняет психологическую подоснову Наталья Скибская. — Это своего рода код доступа, который позволяет типизировать реальность.

Так или иначе, по наблюдению психолога, многие сюжеты сводятся к библейской мифологии — ангелам и демонам, пророкам и грешникам:

— Неспроста в приведенных картинках присутствует деление на своих и чужих. Все мы происходим из малых сообществ, и пришлый человек воспринимается как потенциальный враг. Со времен племенного строя угроза, исходящая от чужака, прописана в нашей биологической прошивке. Потому так взрывоопасны конфликты на национальной почве — достаточно искры, чтобы вспыхнуло пламя.

“Пропагандистские цели предполагают изменение поведения аудитории”

Упрощение анализируемых образов до борьбы добра со злом отмечает также Солвита Денис-Лиепниеце:

— Графические истории, в которых одним из акторов является собственная группа, к примеру, Беларусь (она может отождествляться с пограничником и милым псом), мотивируют проводить ревизию идентичности, определять и укреплять то, с кем вы хотите себя ассоциировать.

При этом, по мнению эксперта, пропагандистские цели предполагают изменение поведения аудитории. Так, читателя могут подталкивать к осуждению изображенного “врага”.

В этом смысле характерной выглядит карикатура, которая представляет ЕС и НАТО как разрушительную машину, посягающую на “общее советское наследие”.

В другом случае, используя прием высмеивания, читателя пытаются убедить, что “враг” выглядит нелепым и комичным, когда из принципов отказывается от российского газа и замерзает в собственном доме.

“Используются короткие, рубленые фразы с однозначными оценками”

Как отмечалось выше, многие карикатуры сопровождаются подписями и заголовком. Зачем нужен текст, если визуальный образ сам по себе — мощный символ?

Эксперты не видят в этом противоречия, замечая, что это соответствует выбранному редакцией газеты формату обращения к аудитории.

Используются короткие, рубленые фразы с однозначными оценками — под стать картинкам, — говорит Наталья Скибская. — Карикатура не акварельная живопись, а обращения — не поэмы. Однако столь простые средства эффективны при обращении к определенной части аудитории.

Картинка усиливает восприятие, а текст поясняет, считает Солвита Денис-Лиепниеце:

— Изображения усиливают те сообщения, которые из разных источников поступают потенциальной аудитории. 

К тому моменту, когда читатель сталкивается с этой картинкой, у него уже сложилась определенная система представлений о произошедшем, которую выстраивают не только пропаганда, имитирующая новости, но также общая база восприятия, за что отвечают развлекательные жанры — фильмы, концерты, книги и так далее.

В качестве примера эксперт приводит карикатуру, на которой изображены яблоко с надписью “СССР”, а Горбачев и Ельцин — в образе червей: “В данном случае текст с так называемой новостной повесткой служит легитимизацией визуального образа. Но, безусловно, источник этой цитаты и есть официальная пропаганда России”.

“Имеет значение фрейминг, в который вписываются изображения”

Во времена постиронии и визуализации мемов политическая карикатура кажется чем-то архаичным. Неужели госпропаганде удается продвигать нарративы с помощью, как казалось, ушедших в тираж методов?

— Карикатуры распространяют не только нарративы, — не соглашается Солвита Денис-Лиепниеце. — В первую очередь они используются для актуализации той или иной темы. Например, международной повестки, исторических интерпретаций, культурных кодов и выбора будущего.

По замечанию эксперта, имеет весомое значение также фрейминг, в который вписываются изображения: “Так, собирательный образ Евросоюза выстроен в фрейме терроризма, а Европа представлена как террорист”.

При помощи подобных собирательных решений проводится попытка формировать отношение аудитории к чему-либо или кому-либо.

 — Использование терроризма может гармонировать с официальной пропагандой, где заметно развитие этого фрейма в отношении “недружественных стран и организаций”, — продолжает доцент Видземского университета прикладных наук.

Насколько действенным может быть убеждение аудитории, эксперт сказать не берется, поскольку “индивидуальную реакцию предсказать сложно”.

— Прочтение и, самое важное, инетрпретация будет зависит от индивидуальной базы, которая есть у каждого человека, — дополняет Солвита Денис-Лиепниеце. — Здесь играют роль и такие факторы как отношение к режиму, общение с родственниками живущими за границей, знает ли человек иностранные языки и следит ли за новостной повесткой.

“Продукт и производитель госпропаганды могут вызывать чувство отвращения у критически мыслящей части аудитории”

Психолог Наталья Скибская, говоря о восприятии такой формы пропаганды как политическая карикатура, предлагает учитывать такой важный фактор как общеполитический контекст и психоэмоциональное состояние аудитории:

— В потоке плохих новостей мозгу не хватает мощности, чтобы воспринимать ситуацию комплексно. Чтобы справиться с травматичным материалом, он перерасходует ресурсы.

Переживая такой сильный стресс, как, скажем, война в соседней стране, люди психологически съезжают на более примитивную стадию функционирования.

В таком состоянии человек наиболее склонен делить все на белое и черное. А вот чтобы разобраться в оттенках, ресурсов не хватает. Хочется простых решений и однозначных определений.

Второй фактор, который нужно учитывать — бэкграунд общества. Если большАя его часть живет в условиях психологического и физического насилия, воспитывалась по принципу варварских обществ, оно особенно подвержено влиянию пропаганды.

— Чтобы общество в своей массе обладало критическим мышлением, нужны соответствующие условия воспитания, образования, комфортная среда, — подчеркивает Наталья Скибская.

В то же время, по словам психолога, продукт и производитель госпропаганды могут вызывать чувство отвращения у читателей, которые нацелены на покорение пирамиды Маслоу.

Критическая часть общества ощущает брезгливость к самому продукту пропаганды, в частности, к политическим карикатурам.

“Простые и понятные образы используются в пропагндистских целях в тот момент, когда человек достигает катарсиса”

Однако к политической карикатуре обращается не только белорусская пропаганда. Этот жанр использовался сотни лет назад. В ходу он и сейчас.

Иными словами, нельзя все измерять общим аршином: очень уж разные авторы работают в этом формате, и преследуют они различные цели.

— Изобразительная сатира с преувеличением ужасного или поиском уподоблений встречается и на греческих вазах (их можно увидеть в Лувре или в Метрополитен-музее в Нью-Йорке), и в современных цифровых мемах.

Это эмоциональный способ привлечь внимание к теме, выстроить определенные модели для понимания и направленной интерпретации. И в некоторой степени — регулировать эмоции.

— Например, уменьшать страх или, напротив, преувеличивать значение угрозы в условиях неопределенности и стресса, — напоминает Солвита Денис-Лиепниеце.

Такие приемы, как считает эксперт, позволяют привлечь и удержать внимание аудитории, что считается важным в системе потребления информации.

Использование карикатуры, предупреждает доцент Видземского университета прикладных наук, в гибриде с новостной журналистикой несет определенные риски:

— Редакция и журналисты могут высказывать свое мнение, но важно четко маркировать это и не смешивать жанры. Нужно помнить, что сатира довольно часто используется манипуляторами. Простые и понятные образы используются в пропагндистских целях в тот момент, когда человек достигает катарсиса — смеется, получая гормоны, позитивно влияющие на его настроение. Так что относитесь осторожнее к тем, кто хочет сделать вам смешно!

* * *

Возвращение в медиасферу жанра политической карикатуры определенно отвечает духу времени. Но если независимые белорусские медиа обращаются к рисованным иллюстрациям, чтобы отчасти расширить визуальный ряд и обострить восприятие проблемы, то для госСМИ это в первую очередь обращение к советскому прошлому, что вполне соответствует официальной стилистике.

В ситуации, когда пропаганда уже не стесняется прибегать к оскорблениям и угрозам в отношении оппонентов власти, выбранный ею формат позволяет транслировать однозначные и прямые оценки, что, безусловно, является одной из важнейших сформулированных задач перед системой госинформирования.

Эти посылы официальной прессы следует рассматривать в контексте других применяемых приемов: если видео по телевизору, текст на сайте и карикатура в газете подкрепляют и верифицирует друг друга, то у потребителя информации формируется целостная картина того, как власть хочет представить аудитории происходящие события внутри страны и за ее пределами.

Читайте ещё:

Гайд па беларускім відэакантэнце: ад навін пра вайну да ролікаў пра якасць сексу

Эпідэмія, рэвалюцыя, рэпрэсіі, вайна… Ці застаецца месца культуры на старонках беларускіх СМІ?

«Я ў бронекамізэльцы і касцы, мясцовыя такога не маюць». Як беларускі журналіст працуе на вайне ва Ўкраіне

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!