281 0

"Борьба с фейками с помощью фейков". Как мир отреагировал на "воскрешение" Бабченко

31.05.2018 Крыніца: Елена Толкачева / TUT.BY

В среду, 30 мая, стало известно, что российский журналист Аркадий Бабченко, информация о смерти которого распространилась накануне, жив, а его «убийство» было спецоперацией Службы безопасности Украины. TUT.BY собрал реакцию мирового сообщества на инсценировку спецслужб Украины и поговорил с экспертом о том, как проходят такие операции по предотвращению убийств и возможно ли их провести без такого масштабного информационного шума.

Василий Грицак, Юрий Луценко и Аркадий Бабченко. Фото: Reuters

«Для правительства всегда очень опасно играть с фактами»

Новость о том, что Аркадий Бабченко жив, всколыхнула всю мировую общественность. Почти за сутки после информации о его смерти все российские издания успели написать некрологи

МИД Бельгии назвал «покушение» на Бабченко попыткой бороться с обманом при помощи лжи. Глава ведомства Дидье Рейндерс заявил, что действия Украины, связанные с судьбой российского журналиста Аркадия Бабченко, были преднамеренной постановкой, что противоречит принятым в Европе принципам распространения достоверной информации в СМИ.

«Мы не боремся с фейковыми новостями с помощью других фейковых новостей», — прокомментировал Дидье ситуацию с Бабченко.

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс так же отреагировал на новость. Он заявил, что не понимает устроенную Службой безопасности Украины инсценировку убийства Аркадия Бабченко.

«Я не понимаю таких „спецопераций“, это для меня непостижимо. Конечно, единственная хорошая новость во всей этой истории та, что он жив», — сказал новостному агентству BNS Линкявичюс.

Международная неправительственная организация «Репортеры без границ» назвала инсценировку убийства Бабченко новым шагом в информационной войне и выразила свое глубочайшее негодование.

«Для правительства всегда очень опасно играть с фактами, особенно используя журналистов для своих фальшивых историй», — заявил глава организации Кристоф Делуар.

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир во вторник, когда стало известно об «убийстве» Бабченко, у себя в Твитере осудил убийство журналиста и призвал украинские власти провести скорое и полное расследование. В среду днем представитель ОБСЕ выехал в Киев, чтобы встретиться с коллегами Бабченко, выразить поддержку и солидарность с журналистским сообществом в Украине А уже через четыре часа стало известно, что Бабченко жив.

«Я осуждаю решение распространять ложную информацию о жизни журналиста. Государство обязано предоставлять правильную информацию общественности», — отреагировал на новость Арлем Дезир.

 

«В следующий раз, когда застрелят оппонента Кремля, первым вопросом будет — а он на самом деле мертв?»

У журналистов по всему миру новость также вызвала неоднозначную реакцию.

Представители британских, американских, российский, украинских СМИ писали у себя в социальных сетях, что шокированы новостью об инсценировке смерти и не понимают, как на это реагировать.

Британский журналист и публицист Эдвард Лукас, который считается одним из главных критиков официальной Москвы, раскритиковал действия украинских спецслужб.

«Я рад, что Аркадий Бабченко жив и что СБУ поймал российский отряд. Это может быть тактически блестящим, но из того, что я слышал до сих пор, это было стратегически необдуманно. У нас достаточно проблем с кремлевскими фейковыми новостями и без производства собственных», — написал Лукас у себя в Твитере.

Британская The Guardian написала, что эта спецоперация напоминает комикс-новеллы киевского писателя Андрея Куркова, который часто писал об заказных убийствах. Одна из новелл повествует о страдающем от депрессии мужчине, заказавшим собственное убийство.

«Но в этом случае, при всей его абсурдности, нет повода для смеха. Бабченко на самом деле был вынужден покинуть Россию из опасений, и, возможно, на его жизнь и правда готовилось покушение. Вопрос в следующем: пытаясь предотвратить убийство (если на самом деле так оно и было), не причинили ли украинские власти больше вреда, чем пользы, и были ли менее провокационные способы достижения цели. В следующий раз, когда застрелят или отравят оппонента Кремля, или он странным образом упадет с балкона и разобьется, первым вопросом будет — а он на самом деле мертв?», — написал обозреватель Guardian Шон Уокер.

Уокер также отметил, что величественный тон грандиозного появления журналиста был скверным по характеру.

«Вместо того, чтобы просто констатировать необходимость подобных действий, для максимального шокирующего эффекта привели Бабченко, что напоминало кульминацию трюка уличного фокусника, который, к изумлению публики, показывает, что разрезанная пополам ассистентка вновь стала единым целым», — написал Уокер.

Как и многие западные и российские журналисты, британец отметил, что теперь все будет зависеть от того, какие неопровержимые доказательства сможет предоставить Украина относительно замысла России.

«Если у Киева есть железные улики о том, что несостоявшемуся убийце отдавали приказы из Москвы, то вся история запомнится дерзкой, возможно, даже спорной, но успешной операцией. Но если нет, то тогда многие согласятся со словами главы организации «Репортеры без границ», который сказал: «Решение украинской полиции поиграть с правдой убого и досадно, каков бы ни был ее мотив…», — написал обозреватель Guardian.

итать полностью:  https://news.tut.by/economics/594972.htm Аркадий Бабченко. Фото: Reuters

Российские журналисты, лично знакомые с Бабченко, написали, что без доказательств операция СБУ выглядит странно.

«Теперь вопрос только в том, какова доказательная база у СБУ. Пока то, что они публикуют — весьма неубедительно и ужасно похоже на то, что после (предотвращенных) терактов публикует ФСБ. Но посмотрим, впереди еще будет много и публикаций, и «сливов», и суд тоже будет. Верить СБУ (ФСБ, ФБР, МОССАД, продолжите по своему вкусу) на слово никогда нельзя, пусть доказывают», — написал в своем телеграм-канале российский журналист Александр Плющев.

Его коллега Антон Орех также написал, что теперь спецслужбы Украины обязаны предъявить доказательства покушения на Бабченко.

«Мне не нравится как развивается история с Бабченко. Раз уж ввязался в такое дело и рискуешь репутацией, доказательства должны быть вескими и предъявляться быстро. Хоть что-то, но показать надо. А то, что мы увидели, — какая-то ерунда», — написал в своем телеграм-канале Орех.

 

Что знали и говорили украинские официальные лица?

Многие официальные украинские лица во вторник, после «убийства» выступили с заявлениями. Например, премьер-министр Украины Владимир Гройсман заявил, что Бабченко был убит «российской тоталитарной машиной» и потребовал, чтобы «убийцы были наказаны».

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин, выступая 29 мая на заседании Совета Безопасности ООН, сказал, что «Москва всегда рассматривала Бабченко в качестве врага».

Член коллегии МВД Украины, депутат Верховной рады Антон Геращенко, который первым 29 мая опубликовал в Facebook информацию о «смерти» Бабченко, 30 мая рассказал телеканалу «Дождь», что узнал о спецоперации только в вечер «убийства».

«Я узнал во вторник вечером, после получения информации о «гибели» Аркадия Бабченко, я знал его лично и я предпринял ряд действий, чтобы понимать, какова реальность и какие были обстоятельства. И узнав, что реально он жив и нужно помочь сделать так, чтобы у заказчика этого брутального, циничного террористического акта, было понимание, что он исполнен, надо было посодействовать тому, чтобы заказчики, организаторы были в полной уверенности, что киллер выполнил заказ, мы это сделали. Это было необходимо в интересах следствия для того, чтобы лучше задокументировать связи между заказчиками-организатором и организатором и киллером. Это блестящая операция украинских спецслужб, она войдет в учебники. Это успех украинских спецслужб в борьбе с российскими спецслужбами», — заявил Геращенко.

Депутат также рассказал, что пост Бабченко в Facebook о «втором дне рождения», который тот опубликовал 29 мая и который потом широко распространился по соцсетям, тоже был спланированной частью спецоперации.

 

«Это не спектакль, эффект от истории будет положительный»

Украинский политолог, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко спецоперацию СБУ оценивает «скорее положительно» и категорически не принимает тезис о том, что это «чистый спектакль».

— Ну какой спектакль, если у нас уже было несколько подобных ситуаций, включая убийства россиян по политическим мотивам? К тому же, судя по пресс-конференции, Аркадий сам согласился участвовать в этой инсценировке. Проблема и вопрос в другом: насколько была необходима инсценировка убийства? Ведь именно это вызвало шквал непонимания в журналистской среде и у международных организациях. Но поскольку речь идет о спецоперации, логика здесь понятна: этот метод используют, чтобы максимально задокументировать всех причастных к заказному убийству. Организатора, судя по информации СБУ, задержали, по заказчику — пока непонятно, — говорит Владимир Фесенко.

Политолог считает, что сейчас СБУ и украинским дипломатам надо максимально и дополнительно информировать общественность: дать новые доказательства подготовки к покушению и объяснить, что в данном случае речь идет не о какой-то пиар-операции, а спецоперации по предотвращению заказного убийства. Это нужно, чтобы нейтрализовать негативные информационные и политические последствия.

— Проблема в этой ситуации еще и в том, что журналистское сообщество чувствует себя уязвленным, оно оказалось в дураках, уж простите. Поэтому это вызвало такую негативную реакцию. Понятно, что есть и моральный аспект: были написаны некрологи, знакомые и друзья попрощались с Бабченко, а он оказался живой.

— Журналисты теперь не знают, как верить украинским чиновникам, спецслужбам, полиции.

— Я категорически отвергаю тезис о фейковой новости. Объясню, в чем разница: информацию о распятом мальчике никто не опровергал. А здесь спецслужбы через 20 часов объяснили, зачем нужна была эта операция: сказали, почему была инсценировка. Другое дело, что от них ждали дополнительной информации, аргументов — и в этом потребность остается. Но пока у меня объяснение одно: это все было «с колес», на бегу, поэтому так мало информации дали. Если бы это был настоящий спектакль, то мы бы увидели больше разных косвенных аргументов. Конечно, во время пресс-конференции элементы спектакля были: «Аркадий, в студию», и слова Луценко были лишними. Но если бы это был обычный спектакль, все выглядело бы иначе.

— То есть Киев себя пока не дискредитировал, как считают многие?

— Нет. Во-первых, сейчас СБУ должна дать дополнительную информацию, объяснить свои действия. Во-вторых, такого рода ситуации могут создавать эффект недоверия только тогда, когда они будут повторяться. Если эта история повторяться не будет, то изменится подход журналистов к работе: они начнут тщательнее проверять всю информацию. То есть эффект от истории будет положительным.

 

«Обойтись без информационного шума в этом случае было невозможно»

Эксперт, знакомый с методами работы силовых органов, объясняет, что операции по упреждению заказных убийств начинаются, когда появляется оперативная информация, что кто-то ищет исполнителя заказа на конкретную персону, либо информация о повышенной активности исполнителей, готовящих убийство, либо о том, что вокруг персоны пошло непонятное «движение», которое может свидетельствовать о готовящемся убийстве.

— Сразу надо сказать, что перехват такой оперативной информации — редчайшее везение, если мы ведем речь о подготовке именно «канонического» заказного убийства, тем более — политического, тем более, как гласит версия украинских спецслужб, готовящегося по заказу иностранной спецслужбы, — отмечает эксперт.

Далее на заказанную персону в режиме конспирации выходит контактное лицо из силовых структур и объясняет, что человек «заказан» и, чтобы выжить, ему придется делать то, что ему скажут спецслужбы.

— Человек, каким бы он ни был смелым и героическим, в 99,9% случаев просто исполняет все инструкции и указания взявших его под опеку спецслужб и самодеятельностью не занимается. Дальше — дело техники и умения команды оперативников и немного театра со стороны заказанной персоны, если того требуют обстоятельства. То есть можно сказать, что в такой ситуации заказанная персона фактически приобретает статус марионетки без права голоса и выбора, — поясняет собеседник.

Эксперт также подчеркивает, что «инсценировка заказного убийства» проходит в рамках законов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность и называется «комплекс мер, позволяющих, под контролем силовых ведомств с четким документированием и фиксацией, с санкции прокурора или суда, создать искусственно такие условия, чтобы преступник попался с поличным».

— Работает это все очень сложно. К заказчику, и я отмечу, только к «мелкому», «крупные» не светятся никогда, или организатору, что бывает чаще, т.е. тому, кто по поручению заказчика организует убийство (собирает первичную информацию о личности будущего потерпевшего, иногда подыскивает оружие, транспорт, средства связи, пути прихода и ухода киллера и собственно киллера) подводится опытный оперативный сотрудник или группа сотрудников, как правило из других регионов, который только своим актерским талантом должен убедить заказчика или промежуточного исполнителя в том, что он именно тот киллер, который нужен. Дальше — дело техники. «Липовый» киллер лепит «липовое» убийство и отчитывается перед тем, с кем договорился. То есть, все переговоры, договоры, передачи, скажем, фото потерпевшего киллеру или фото «убиенного» организатору, передача гонораров и т.п., все это фиксируется и документируется. Это все очень сложная работа, на грани разведывательной, — говорит эксперт.

Во время пресс-конференции в СБУ было заявлено, что вся спецоперация была подготовлена за два месяца. Эксперт к этому заявлению относится скептически, поскольку подготовить и осуществить такую операцию за столь короткие сроки достаточно сложно.

— Два месяца на то, чтобы подготовить и реализовать такую операцию, как мне кажется, слишком короткий срок. Это очень сложная операция. Киллеров ведь не ищут на рынке, а подготовка «липового» исполнителя — отдельное оперативно-розыскное мероприятие, включающее внедрение сотрудника спецслужб в эту среду, где все должны поверить, что он киллер, его «экзамен» там и т.д. Это очень кропотливая работа, и только на саму подготовку ко всему этому как раз уходит минимум несколько месяцев, — говорит собеседник.

Эксперт поясняет, что в таких операциях спецслужб есть две важные задачи: предотвратить убийство человека и выйти на «цепочку» от исполнителя до заказчика убийства. Если закончить операцию задержанием исполнителя, то в такой операции нет никакого смысла. А «воскрешение» человека, на которого готовилось покушение, на следующий день эксперт называет проколом спецслужб.

— В таких серьезных операция необходимо отследить всю цепочку от исполнителя до заказчика, поэтому иногда такие операции длятся месяцами, а то и годами человек притворяется «мертвым». Все это время оперативники продолжают работать и ищут доказательства и всех причастных к делу людей. Поэтому «воскрешение» Бабченко на следующий день выглядит очень странно. Теперь все ждут, какие доказательства о том, что покушение действительно было, предоставит СБУ, — говорит собеседник.

Еще один вопрос, который волновал всех знакомых, коллег Бабченко и следящих за ситуаций: можно ли было провести операцию без такого масштабного информационного шума. По словам эксперта, поскольку журналист был известной медиа-персоной, обойтись без этого было нельзя.

— Спецслужбам нужно было доказать, что заказ выполнен. Поскольку журналист довольно известная персона, обойтись без шума в СМИ было невозможно, — объясняет эксперт.
Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/594972.html

Каментары