751

Белорусский Микеланджело: как власть формирует информационное поле

18.05.2020 Крыніца: Сергей Николюк для BAJ.BY

Что было общего между большевистскими вождями, имена которых до сих пор носят центральные улицы белорусских городов, и их коллегами из Национал-социалистической немецкой рабочей партии Гитлера?

 

«Я хочу говорить правду, которую я не знаю, но которую ищу» — это афористичное высказывание принадлежит герою фильма Федерико Феллини «8 ½».

 

Осознание ограниченности своих знаний – неотъемлемый признак образованного человека. Как тут не вспомнить поэта Владимира Маяковского:

«Уходите, мысли, восвояси.

Обнимись, души и моря глубь.

Тот, кто постоянно ясен —

тот, по-моему, просто глуп».

Что было общего между большевистскими вождями, имена которых до сих пор носят центральные улицы белорусских городов, и их коллегами из Национал-социалистической немецкой рабочей партии Гитлера?

И те, и другие с одинаковой степенью фанатизма претендовали на обладание истиной в последней инстанции. Но поскольку такая истина недостижима в принципе, и тем, и другим приходилось активно заниматься мифотворчеством, т.е. производством фейков. И не важно, что слово «фейк» в те годы широким массам было неизвестно. Это не мешало главному пропагандисту Третьего рейха Йозефу Геббельсу, по его собственному признанию, добиваться «не правды, а эффекта».

Но стремясь к достижению желаемого эффекта за счет манипуляций c правдой, да еще в течение длительного времени, манипулятору важно самому в конце концов не пасть жертвой собственных манипуляций.

Нет ничего удивительного в том, что тот, кто имеет возможность заказывать музыку в ресторане, будет заказывать только любимые мелодии. Музыкальные предпочтения клиентов за соседними столиками заказчика, естественно, волновать не станут.

Аналогично ведут себя и заказчики картинок на государственных телеэкранах. Чем это может закончиться, продемонстрировал вождь румынского народа Николай Чаушеску. 21 декабря 1989 г. он собрал в Бухаресте 100-тысячный митинг своих сторонников. Однако сторонники неожиданно начали свистеть, а затем послышались крики «Долой!» и «Крыса!»

Митинг сторонников в считанные минуты трансформировался в митинг противников. Спуск с балкона здания ЦК РКП к стенке занял у вождя и его супруги четверо суток. Отсюда вывод: не верь тому, что написано на заборе, а уж тем более тому, что показывают по государственным телеканалам.

 

Разнообразие как угроза

Микеланджело (1475 – 1564) на вопрос «Как вам удается создавать такие великолепные статуи?» ответил: «Я беру глыбу мрамора и отсекаю от нее все лишнее».

Творчество — процесс индивидуальный. В конкретном куске мрамора скульптор видел свою статую, не претендуя при этом на то, что его вариант является единственно возможным.

Иное дело политик. Если в потоке противоречивой информации он способен безошибочно выделять единственно правильную, то добром это не кончится. Да и что такое единственно правильная информация?

Пеший конному не товарищ. У каждого — свое представление о правде. Свое представление о правде и у тех, кто одевается в бутиках, и у тех, кто при всем богатстве выбора предпочитает магазины секонд-хенда. О вкусах не спорят. Ценности не могут быть предметом дискуссий.

Но для того и существует политика и политические институты (выборы, парламент и т.п.), чтобы согласовывать интересы пеших и конных.

Однако все это теория. На практике в стране с населением в 9,4 млн человек наличие единственного политика означает отсутствие политики как таковой. Чьих-либо интересов он не выражает и не согласует. Весь его пар уходит не в свисток, а в защиту своих собственных интересов, которые он выдает за интересы всего общества, соответственно, свое представление о правде — за правду всего общества.

Лишняя информация, отсеченная по методу Микеланджело, в стране объявляется «откровенными фейками», а ее авторы зачисляются в разряд «желающих подорвать государство изнутри».

Все логично. Главная угроза государству, выстроенному по вертикальному принципу, исходит от разнообразия. Любого разнообразия, и в первую очередь от разнообразия мнений.

Коронавирус это своеобразие государства для народа показал во всей его полноте. Белорусский путь преодоления эпидемии — это путь, выбранный единственным политиком единолично. Критическому обсуждению он не подлежит, как не подлежат критическому обсуждению и его результаты. И это несмотря на то, что на начало мая по числу инфицированных на миллион жителей Беларусь оставила далеко позади Украину и Польшу.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!