386

Алексей Венедиктов: Как регулировать Twitter Трампа?

08.10.2019 Крыніца: Текст: Ольга Хвоин. Фото: Архив "Минского форума"

В программу конференции о международном сотрудничестве «Минский диалог» включили панель о информационных угрозах. Правда, дискуссия ушла в сторону мифической борьбы: спикеры обсуждали, как контролировать опасный и не до конца понятный мир новых медиа, то есть соцсети. Но получилось почти как в известном выражении «Кто ж его посадит — он же памятник!».

Как регулировать Twitter Трампа?

Начиная обсуждение по теме «Пропаганда и контрпропаганда: можем ли мы договориться о базовом кодексе поведения в журналистике?», главный редактор Strategic Europe Джуди Демпси (Германия) посетовала на необратимые изменения в профессии, которые принесли соцсети.

«Традиционная журналистика работала с фактами на местах. Редакторы вкладывали деньги в международных корреспондентов. Нельзя было сидеть перед экраном, нужно было выезжать. Мы работали на основе скептицизма, недоверия. Я потратила много времени, освещая события в Восточной Европе. Моя работа была в том, чтобы искать ответы, собирать факты, которые формировались бы в картинку. Но сейчас парадокс в том, что социальные СМИ контролируют журналистику. Они дают быстрый ответ, а мы теряем скептицизм, барахтаемся в море информации, пытаясь понять, что важно, — задала тон дискуссии Джуди Демпси. Пришло время регулировать социальные сети. Поскольку искусственный интеллект все больше внедряется в нашу жизнь, надо контролировать этот процесс».

На это выссказывание живо откликнулся главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, напомнив присутсвующим, что он то как раз приехал из страны, где СМИ регулируют очень круто, а потому "лучше хаос, чем такой порядок".

«Как регулировать Twitter Трампа? 65 млн подписчиков! Президент Трамп — это медиа. Премьер-министр Трюдо с 4,5 млн подписчиков — это медиа», — объяснил реалии главред «Эха Москвы».

Алексей Венедиктов подчеркнул, что другая среда — это новые риски, но вместе с тем и новые возможности. Соответственно, борьба с рисками неизбежно будет вести к борьбе с возможностями. А возможности таковы, что каждый человек получил инструмент, чтобы быть медиа и доносить широкой аудитории свою точку зрения.

Мы не признаем блогеров за журналистов, вы не признаете, а их читатели — признают. Что такое журналист? Это информация, мнения, дискуссия, все это есть у блогеров.

«Я призываю не ломиться в прошлый век», — сказал Венедиктов.

 

«Ложь и побуждение к насильственным действиям — за это надо наказывать, как за военное преступление»

Далее дискуссия сместилась в обсуждение пропаганды и контрпропаганды. Главным оппонентом Венедиктова стал украинский политолог, глава  Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

Главный редактор «Эха Москвы» озвучил мнение, что пропаганду отличает тот факт, что производитель контента точно знает цель и уже под нее подтягивает средства. Журналист же обычно не знает конечной цели и последствий своей публикации.

«Журналист остается безответственным, за исключением особых случаев, например, освещение терактов. Да, я — автор тезиса о безответственности журналиста», — подчеркнул Венедиктов. Правда, позже в дискуссии заметил, что журналисты ответственны перед своей аудиторией и должны работать в ее интересах.

Тема хорошо срезонировала для Фесенко, и он, рассуждая о пропаганде, сказал, что в условиях военных действий, информационной войны допустимы ограничения свободы слова, и Украина, которая как раз ограничила информационное присутствие России на своей территории, поступила правильно.

«Это принесло пользу. Иначе мы бы проиграли в 2014-2015 годах», — считает политолог Владимир Фесенко.

Он заметил, что и в социальных сетях должны быть ограничения и запреты, если звучат призывы к насилию, убийствам.

«Ложь и побуждение к насильственным действиям — за это надо наказывать, как за военное преступление», — уверен Фесенко, он даже провел параллель с деятельностью Гебельса.

Также глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко посетовал, что некоторые украинские журналисты стали подражать российским пропагандистам, в том числе в форме подачи информации, мол, поэтому и до Украины добрались разговорные шоу, где люди стремятся перекричать друг друга: «Это ответственность журналистов за то, что они воспроизводят худшие образцы не журналистики, а пропаганды».

 

Мы должны разделять мнения и призывы

Алексей Венедиктов напомнил:

«Журналист изначально — свободная профессия. Журналист свободен, в том числе и в том, чтобы ошибаться. Поэтому на одно и то же событие мы видим разные точки зрения. Кто решает, какое правильное? Не нравится тебе Facebook, иди в «Одноклассники».

Если журналист будет думать о том, какие последствия от его слов, он никогда ничего не скажет и не напишет. Пять лет назад я решил регулировать поведение журналистов «Эха Москвы» в соцсетях. Собрали собрание, проголосовали. Но я до сих пор не ввел это в устав. Потому что это неэффективно и бессмысленно.

Риски на мне, я гарант свободы своих журналистов. Давайте думать не о тех, кто пишет, а о тех, кто читает. Люди должны иметь возможность выбирать».

Венедиктов привел в пример уголовное дело против журналистки «Эха Москвы» Светланы Прокопьевой. Светлану обвиняют в «оправдании терроризма» за мнение, которое она высказала 7 ноября прошлого года в программе «Минутка просветления» радиостанции «Эхо Москвы в Пскове». За неделю до этого 17-летний студент техникума Михаил Жлобицкий, считавший себя анархистом, подорвал себя у входа в приемную ФСБ Архангельска. Прокопьева рассуждала о его мотивах. Власти России решили наказать журналистку за озвученное мнение.

«Соцсети — это не пресса, не профессиональное, сообщество, к которому мы можем предъявлять претензии. Это другая, новая цифровая среда, которая требует нового поведения и реакции. Мы должны разделять мнения и призывы. В моей стране сажают за слова», — сказал Венедиктов.