Байнет под контролем. Три года и один день


Три года назад, 1 июля 2010 года, в Беларуси вступил в силу указ президента № 60 «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети интернет». Еще на этапе подготовки документ вызвал серьезную критику. Общественность опасалась, что он существенно ограничит свободу интернета в стране.

Однако благодаря общественному резонансу самые одиозные нормы из проекта все же удалось убрать. Сейчас, три года спустя, эксперты отмечают, что власть избрала не самый грубый, но достаточно эффективный вариант контроля над байнетом.

Невозможно прозрачно контролировать, как исполняется документ

Официально указ направлен «на защиту интересов граждан, общества и государства в информационной сфере, повышение качества и удешевление интернет-услуг, обеспечение дальнейшего развития национального сегмента сети интернет».

Еще на стадии разработки документа в его адрес прозвучало немало критики со стороны специалистов интернет-рынка, журналистского сообщества, пользователей. Концептуальные замечания были учтены, разработчики внесли в проект изменения.

Дарья Катковская, юрист Центра правовой трансформации Lawtrend, отмечает: в обществе на момент принятия указа преобладало опасение, что у государства появится возможность как полностью контролировать белорусский сегмент интернета, так и просто «выключить» его при необходимости.

«Однако при монополии «Белтелекома» на предоставление доступа в интернет такая возможность теоретически существовала и ранее, — подчеркнула Катковская в интервью БелаПАН. — Еще одним большим опасением было то, что функции контроля над белорусским интернетом передаются Оперативно-аналитическому центу при президенте — органу, положение о котором и структура которого не доступны гражданам для ознакомления».

Катковская отметила, что нет даже теоретической возможности общественного контроля над тем, как ОАЦ осуществляет деятельность по обеспечению защиты информации, содержащей сведения, составляющие государственные секреты страны или иные сведения, охраняемые в соответствии с законодательством.

Черные списки составляются чиновниками без суда

Кроме того, говорит эксперт, при принятии указа весьма спорным и проблемным представлялось положение о возможности ограничивать доступ пользователей к информации.

«В первую очередь это касается блокировки сайтов за пропаганду насилия, жестокости и других деяний, запрещенных законодательством, — пояснила Катковская. — В законодательстве не сказано, кто должен установить несоответствие деяний законодательству, и на практике блокировка осуществляется без решения суда, на основании внутренних решений и оценки должностных лиц ОАЦ и БелГИЭ. При этом если заблокированный сайт размещен за пределами Беларуси, информация о блокировке не предоставляется даже по запросу заинтересованного лица, чьи права и интересы были затронуты лично, что в целом ограничивает возможность судебного обжалования таких действий».

С другой стороны, говорит Катковская, пока норма относительно блокировки доступа применяется точечно и не повлекла массовой цензуры в байнете. По данным БелГИЭ, в списке блокируемых находится 35 сайтов, большинство из которых распространяют порнографию. Но также, подчеркнула эксперт, «из различных источников известно, что в этом списке есть, например, ресурс «Хартия-97» и блог Евгения Липковича».

Еще одним положением указа, вызывающим критику, стало возложение ответственности за содержание информации, размещаемой в байнете, и на поставщиков интернет-услуг, собственников пунктов коллективного пользования интернет-услугами. «Это противоречит подходам, которые складываются в европейских странах», — отметила Катковская.

Если же говорить о позитивных моментах, сказала она, то указ впервые ввел для всех государственных органов обязанность относительно создания, функционирования и систематического обновления их сайтов. «В этом смысле принятие указа позитивно сказалось на отражении общественно значимой информации в интернете», — считает юрист Lawtrend.

По словам собеседницы, ныне ситуация в сфере регулирования интернета и осуществления бизнеса в байнете достаточно стабильна. «Прогнозировать изменения в таком важном и для общества, и для государства сегменте, как интернет, где многое зачастую зависит от сложившейся социально-политической обстановки, достаточно сложно», — подчеркивает Катковская.

Многие страхи не оправдались. Пока?

В свою очередь, медиааналитик Павлюк Быковский отмечает, что перед появлением указа произошла санкционированная утечка информации о нем, которая очень насторожила всех участников рынка и вызвала широкое обсуждение и критику.

«В дальнейшем те меры, которые многие комментаторы назвали драконовскими, в указ не попали. Активные игроки рынка смогли пролоббировать переписывание указа», — сказал эксперт в интервью БелаПАН.

Например, не попала в окончательный вариант указа такая мера, как регистрация аккаунтов электронной почты физического лица. В тоже время, говорит эксперт, указ внес и некоторые «интересные новации». В частности, ввел требование белорусского хостинга для всех юридических лиц и субъектов хозяйствования Беларуси. Однако, по словам Быковского, в этом вопросе порядка нет до сих пор.

Еще одной нормой, которая «всех взбудоражила, но прошла практически безболезненно», Быковский назвал регистрацию сайтов. «Это выглядело странно, поскольку и так они все зарегистрированы, — сказал аналитик. — Но это была еще одна регистрация. Ее обязали делать либо провайдера, либо хостера. Первоначально предполагалось, что это будет платная услуга, то есть государство могло бы собрать деньги у тех, кто уже зарегистрировался в доменной зоне by. Потом оказалось, что это бесплатная услуга».

Позитивным аналитик называет положение указа № 60 о том, каким образом регулируется авторское право в интернете. По словам Быковского, указ предусматривает, что заимствовать контент необходимо в соответствии с правилами того сайта, откуда этот контент берется.

«Сейчас есть, по крайней мере, формальная возможность обращения к регуляторам интернета в Беларуси в том случае, если авторские права нарушены, — говорит Быковский. — Я не слышал, чтобы кто-то воспользовался возможностью, но такая норма появилась и дает больше возможностей для защиты контента от неправильного заимствования».

С одной стороны, отмечает Быковский, получилось так, что указ оказался менее страшным, чем его проект. «С другой — видно, что на постсоветском пространстве идет тенденция, когда государство пытается контролировать интернет, не желая его оставлять на самоуправлении, не позволяя людям самостоятельно решать, что им желательно или нежелательно читать. Беларусь находится в русле этой тенденции», — полагает эксперт.

Коментарии: